Меню
Мнение
Роберт Тивьяев
Остановить эксплуатацию милосердия
Одна из неприятных особенностей протестных акций на "русской улице" заключается в том, что они становятся не началом, не двигателем каких-то действий, направленных на изменение ситуации, а апогеем. Протестом завершается вся активность, как будто целью всего движения было не добиться перемен, а выйти протестовать. Это необходимо менять, иначе проблемы не будут никак решаться

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

На прошлой неделе я разослал всем коллегам в кнессете письмо по поводу скандальной ситуации с сиделками, которых просто эксплуатируют, нарушая их права. Я призвал депутатов соединить усилия, чтобы решить эту проблему. Сиделки провели массовую акцию протеста в Тель-Авиве, которая была практически проигнорирована СМИ.

 

Но сиделки, которых около 80 тысяч, большинство из них русскоязычные - это лишь одна сторона проблемы.

 

Есть и вторая - их пожилые подопечные, которых свыше 100 тысяч! И эти люди не могут выйти протестовать на улицу. В последний месяц я встретился со многими из них, чтобы услышать об их проблемах.

 

Особо отмечу разговор с пожилой интеллигентной дамой из центра страны. Ее зовут Циля, ей 88 лет, она в прошлом пережила блокаду Ленинграда. Сейчас она, невзирая на возраст, борется со Службой национального страхования ("Битуах леуми"). За что? За своих сиделок, немолодых людей, которых буквально обирают.

  

 

“На меня выделено много часов, - объясняет мне Циля, - они делятся между тремя людьми, двое из которых - супруги. Я с ними уже 15 лет. И они перерабатывают - вот в этом месяце они заработали “лишних” 700 шекелей. У Ольги было 12 часов, у ее мужа Давида - 9. В час им платят 29 шекелей с копейками".

 

Заработок двух взрослых людей с "лишними" 700 шекелями - 3200 шекелей. Прямо скажу - на это не проживешь. Вместе с пособием они получают от "Битуах леуми" 4500 шекелей. Им обоим еще нет 70 лет. Как подчеркнула Циля, по закону Ольга и Давид имеют право заработать только 2200 или 2500, точно она не помнит. Проблема “лишних" денег за сверхурочные часы еще и в том, что работники не знают, сколько часов им зачтут в "Битуах леуми", сколько денег они получат и в какой момент они из-за сверхурочных потеряют социальную надбавку.

 

"Когда у людей забирают эти деньги - я это пережить не могу. Люди работают, тяжело работают", - с болью говорит Циля.

 

Циля действительно нуждается в помощи: она с трудом ходит, если упала (а это бывает нередко), то не может подняться сама. Ее сиделки, муж и жена, относятся к ней как к родной, приходят проведать в нерабочее время, готовят ей еду на несколько дней вперед, выводят погулять по городу. Как отмечает Циля, "я хожу с ходунками, в моем молодом цветущем возрасте 88 лет у меня плохая координация. Хожу я медленно. Со всеми остановками, посиделками и прочим прогулка занимает у нас 4-5 часов. Удовольствия от такой прогулки для них мало, а для меня это редкая возможность выйти из квартиры, город посмотреть. Так какие тут могут быть спросы за переработку?"

 

Трудно учесть человеческое отношение и перевести его в понятные "Битуах леуми" часы и оплату. При этом над Цилей и заботящимися о ней людьми постоянно висит необходимость отмечаться: нужно сообщить о начале своей смены у Цили, об ее окончании, о намерении остаться на переработку, нужно также получить на эту переработку разрешение.

 

Как технически, так и морально это нелегко - вот как, к примеру, должна себя чувствовать женщина, которая обязана ровно в определенный час начать звонить по телефону, чтобы ей, может быть, разрешили остаться и продолжать помогать своей практически старшей подруге? Или как ей себя вести, если ей не разрешат, - бросить все, встать и уйти, время истекло? "Не унижение ли это и для работающих, и для их подопечных? Я себя чувствую, как уж на сковородке, мне так неудобно за это недоверие", -говорит Циля.

 

"Мы с Олей очень много лет знакомы. Однажды в Йом-Кипур я упала с кровати. Не могла подняться. Так она прибежала в ночной рубашке, она живет через дом, и она меня поднимала. И вот эти люди, которые приходят по первому зову, помогают по велению сердца, вот с них снимают деньги! Причем это так сделано, что все идет в машину в "Битуах леуми", считает машина, что она посчитает - неизвестно, и может посчитать так, что их лишат социальной надбавки".

 

Ольга и Давид обращались в "Битуах леуми" по этому поводу, им ответили, что 90% людей в их положении задают тот же вопрос, но "Битуах леуми" ничего не может с этим поделать: "такие правила" .

 

От нынешней ситуации страдают как люди, нуждающиеся в уходе, так и те, кто о них заботится. С одной стороны, пожилые люди, которым нужна помощь, оказываются в ситуации, когда они со стыдом видят, как люди работают для них бесплатно и даже в ущерб себе. С другой стороны, находятся тоже пожилые люди, еще пока трудоспособные, но ограниченные в видах своей деятельности. Они выбрали подходящую им работу, сроднились со своими подопечными - и они должны постоянно демонстрировать "Битуах леуми" свою честность и каким-то образом сбалансировать заботу о стариках с представлениями закона о "сверхурочных". Ситуация, в которой не выигрывает никто, зато проигрывают все.

 

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Остановить эксплуатацию милосердия"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий