Меню
День репатрианта
10 репатриантов - об Израиле и о себе
Мы дома: 10 историй о том, как репатрианты изменили жизнь в Израиле, - спецпроект "Вестей"
Знаменитый спортсмен, актриса, сестры-военнослужащие ЦАХАЛа, врач, спасающий жизни, - у каждого своя и общая судьба

16 октября в Израиле отмечается День репатрианта - государственный праздник, учрежденный кнессетом в 2016 году. Его дата в еврейском календаре выпадает на седьмой день месяца хешван и связана с упоминаемым в Торе вхождением евреев в Землю обетованную.

 

"Вести" попросили 10 репатриантов рассказать о том, как сложилась их жизнь в Израиле, какие мечты удалось осуществить, а что разочаровало.

 

Среди выбранной десятки - люди известные и те, кого принято называть рядовыми гражданами. Всех их объединяет одно: они изменили Израиль - каждый по-своему.

 

1. Алекс Авербух: "Не думал, что прославлюсь в Израиле"

спортсмен, тренер, общественный деятель

Алекс Авербух в 2002 году (слева) и сейчас. Фото: Реувен Шварц и Оз Муалем
Алекс Авербух в 2002 году (слева) и сейчас. Фото: Реувен Шварц и Оз Муалем
 

44-летний Алекс (Александр) Авербух - один из самых успешных спортсменов Израиля, вице-чемпион мира и дважды чемпион Европы по прыжкам с шестом.

 

Героем Израиля он стал в тот день, когда завоевал золото в Мюнхене - городе, где в 1972 году террористы убили 11 израильских спортсменов. Алекс взмыл под самые небеса – и приземлился чемпионом Европы.

 

Алекс Авербух. Фото: Реувен Шварц
Алекс Авербух. Фото: Реувен Шварц

"60 тысяч человек на стадионе в Мюнхене встали, как один, - и заиграл гимн Израиля. До сих пор вспоминаю – и мурашки по коже", - признался Алекс в интервью "Вестям".

 

Он репатриировался в Израиль в 1999 году, летом. Первым впечатлением, по его словам, была "адская жара". А первым выученным словом на иврите – "мазган" (кондиционер).

 

"Помню смешной случай. Мы с папой гуляли по Хайфе, я ему говорю: "Давай зайдем в магазин" – "Зачем, у нас же нет денег" – "Охладимся".

 

"Если бы тогда мне сказали, что я буду так популярен в Израиле, – не поверил бы. Что же касается неисполненных желаний... Как любой спортсмен, я мечтал об олимпийской медали. Это сбылось лишь частично  - на Олимпиаду попал, а чемпионом не стал. Но все завоеванные под израильским флагом медали для меня превыше ожиданий. Эта земля - действительно священная, она придает силы".

 

Сейчас Алекс Авербух работает тренером. Он руководит двумя спортивными клубами в Иерусалиме и Нетании. Его ученики занимают призовые места на Кубке Европы. Он возглавляет общественную борьбу за определение профессионального статуса тренеров.

 

"И еще я отец трех дочерей и любящий муж. Это моя самая любимая работа", - улыбается Алекс.

  

2. Доктор Юлий Трегер: "В Израиле, как нигде, ценится жизнь человека"

врач-реабилитолог, заведующий отделением больницы "Сорока"

Доктор Трегер в первый год в Израиле (слева) и со спасенным солдатом и коллективом больницы в наше время (на фото - крайний справа)
Доктор Трегер в первый год в Израиле (слева) и со спасенным солдатом и коллективом больницы в наше время (на фото - крайний справа)

59-летний доктор Юлий Трегер уже и не сосчитает, сколько больных поставил на ноги. За 28 лет жизни в Израиле через его руки прошли сотни раненых солдат, тысячи пострадавших в авариях. Они приезжали в его отделение бездвижными, а покидали на своих ногах.

 

Заслуги врача были отмечены даже в России, где доктор Трегер помогал создавать реабилитологию как отдельную отрасль медицины - в качестве приглашенного израильского специалиста.

 

"Я приехал в Израиль в 1990 году, мне было едва за 30. Я успел закончить Рижский мединститут, поработать хирургом и понять, что это

- не мое. Перед репатриацией я увлекся физиотерапией и намеревался в Израиле продолжать эту работу. Но здесь мне объяснили, что физиотерапевты не считаются врачами, зато есть такая врачебная специальность, которой не было в СССР. И это - реабилитология, - рассказывает доктор Юлий Трегер. - Я приехал в больницу "Левинштейн" посмотреть, как реабилитологи ставят на ноги безнадежных больных - после комы, после "смертельных" ранений и травм позвоночника. И заболел этой профессией".

 

Доктор Трегер своей работой опроверг мнение, что врачи-репатрианты не могут занять в Израиле ведущих должностей. Он десять лет был заместителем гендиректора больницы "Левинштейн", возглавлял Ассоциацию врачей-реабилитологов Израиля, а теперь создает систему реабилитационной помощи на юге страны, где проживают 800 тысяч человек и постоянно существует риск ранений солдат и гражданских лиц из-за близости к Газе.

 

"А недавно ко мне подошла коллега и сказала: "Доктор, вы спасли человека". Речь шла об онкологической больной, которая была настолько слаба после химиотерапии, что лечащие врачи боялись продолжать лечение. Мы забрали эту женщину в наше реабилитационное отделение и особыми мерами подняли на ноги. Такого еще никто не делал, и я уверен: израильская медицина еще не раз удивит мир". 

 

3. Ольга и Анна Карпенко: "Мы никогда не расстаемся, даже служим вместе"

сестры, солдаты Армии обороны Израиля

Ольга и Анна Карпенко в детстве (слева) и сейчас, во время службы в ЦАХАЛе
Ольга и Анна Карпенко в детстве (слева) и сейчас, во время службы в ЦАХАЛе
 

Оля и Аня Карпенко - двойняшки. Сколько себя помнят, все делали вместе. Ходили в один класс в Таганроге, в один кружок танцев. И вместе вдвоем, без родителей, репатриировались в Израиль по молодежной программе НААЛЕ.

 

Сначала учились в сельхозшколе в интернате в Кфар-Сильвере, а потом призвались в ЦАХАЛ.

 

Девочки настолько близки, что даже интервью дают в один голос: одна начинает предложение, другая - заканчивает.

 

"Всю неделю мы на службе, а на выходные возвращаемся в Ашкелон, где вместе снимаем небольшую квартирку, - говорят Оля и Аня. - Что делаем? Да в основном отсыпаемся", - смеются они.

 

После окончания службы Аня и Оля мечтают первым делом съездить в Таганрог, повидать родителей. "Потом немножко попутешествуем по миру. Поступим в университет. Дождемся репатриации нашей семьи, она уже в планах, - перечисляют они. - Еще хотелось бы открыть свою школу танцев, учить детей".

 

А пока, чтобы полнее ощущать себя частью еврейского народа, девушки учатся на армейской программе гиюра "Натив".

   

4. Алекс Фридман: "Люди на инвалидных креслах изменили страну"

сценарист, активист протеста инвалидов, основатель общества "Инвалид - не получеловек"

Алекс Фридман в детстве с родителями и старшим братом (слева) и сейчас
Алекс Фридман в детстве с родителями и старшим братом (слева) и сейчас
 

30-летний Алекс Фридман прославился в Израиле, когда организовал протестное движение "Инвалид - не получеловек" и добился существенного повышения пособий по инвалидности.

 

Фридман приехал в Израиль в 2 года из Пинска (Беларусь) с родителями и старшим братом.

 

"Семье пришлось нелегко из-за моего заболевания - редкой генетической болезни. Но она не помешала мне ходить в детский сад, учить иврит, а затем пойти в школу. Меня даже выбрали председателем классного комитета", - рассказал Алекс "Вестям".

 

В детстве он мечтал стать адвокатом, но в 12 лет болезнь начала прогрессировать. Мальчик перестал ходить, был прикован к постели.

 

"На протяжении всей болезни нашу семью сопровождали различные организации, которые оказывают помощь инвалидам, - говорит Алекс. – Однажды я случайно познакомился с женщиной, которая собралась покончить с собой: ее лишили надбавки на пособие, а выжить на пару тысяч шекелей в месяц ей не представлялось возможным. Я подумал, что это чудовищная несправедливость, и организовал широкую кампанию в фейсбуке. Неожиданно она вызвала большой резонанс во всем обществе. Я понял, что нужно защищать права инвалидов на государственном уровне, привлечь внимание кнессета к нашим проблемам".

 

Когда инвалиды начали перекрывать дороги, общество проснулось. А лицо Алекса Фридмана, молодого человека на инвалидной коляске, стало известно каждому израильтянину благодаря телевидению и соцсетям.

 

"Я очень благодарен моим родителям и брату, которые всегда поддерживают меня, - говорит Алекс. - В сущности, я исполнил свою детскую мечту и стал адвокатом – адвокатом всех инвалидов Израиля".

  

5. Тамара Клейнгон: "Обожаю в Израиле все, кроме одного: нельзя нормально жениться" 

актриса театра и кино

Тамара Клейнгон в детстве и сейчас. Фото: личный архив
Тамара Клейнгон в детстве и сейчас. Фото: личный архив

37-летняя Тамара Клейнгон завоевала сердца израильской публики, исполнив роль в нашумевшей комедии "Эфес бе-яхасей энош" о девичьем подразделении в ЦАХАЛе. В 2014 году была признана "Открытием года в израильском кино". Исполнила множество комических ролей. 

 

И вдруг выступила с неожиданным рассказом о своем детстве. Оказывается, мама Томы страдала тяжелой депрессией и покончила с собой на глазах дочери, когда той было всего 11 лет.

 

- Мы жили в Умани, папа остался вдовцом и сказал: "Если меня задавит трамвай, я хочу, чтобы ты попала в интернат в Израиле, а не в Украине". С таким настроением мы приехали в Израиль. Папа не знал на иврите ни одного слова, кроме "кевер" (могила), ведь главной достопримечательностью нашего городка была могила праведника рабби Нахмана. Вскоре после приезда мы сели в маршрутку, чтобы поехать на похороны соседа, и папа сказал водителю: "Ани царих ба-кевер" ("Мне надо в могилу"). Водитель очень удивился, а я смутилась.

 

Несмотря на грустные обстоятельства, Тамара влюбилась в Израиль с первого взгляда: "Папа сразу записал меня во все кружки, я занималась рисованием, танцем, драмой и была совершенно счастлива. Сейчас, когда я сама стала мамой, я понимаю, сколько мужества нужно было отцу, чтобы в одиночку с

12-летним ребенком переехать в незнакомую страну".

 

"Я чувствую себя в Израиле как дома, я пустила здесь корни, вышла замуж, родила дочь", - говорит Клейнгон.

 

- Не огорчает, что вас выбирают только на "русские" роли?

 

- Так было раньше, но сейчас все изменилось. Я сыграла несколько ролей, которые вообще никак не связаны с моей "русскостью" - например, работницу ШАБАКа и рок-певицу на инвалидной коляске, а также постоянно выступаю в театре "Ципорела", который разрушает этот стереотип.

 

Единственное, что разочаровало Тамару в Израиле, - тот факт, что она, еврейка по Закону о возвращении, не считается таковой по Галахе.

 

- Мы с мужем не смогли пожениться в раввинате. И наша дочь с точки зрения государства - тоже нееврейка. Это было очень неприятным открытием.

 

6. Лев Иоффе: "Стою на страже закона, и мне это нравится"

 

старший следователь полиции, обвинитель в суде

 

Слева направо: Лев Иоффе в первые дни в Израиле, во время службы в ЦАХАЛе и сейчас
Слева направо: Лев Иоффе в первые дни в Израиле, во время службы в ЦАХАЛе и сейчас

Когда гроза преступного мира Лев Иоффе появляется в суде, никто и представить не может, что он начинал свою жизнь в Израиле с мытья полов в больнице.

 

Лев репатриировался в 1990 году в возрасте 29 лет с 55-летней мамой. Они сняли маленькую квартирку, утром учили иврит, а вечером зарабатывали на жизнь. Мать устроилась ухаживать за престарелыми, а Лев взял в руки ведро и тряпку.

 

"В больнице я часто видел полицейского, который приезжал по делам. Я провожал его взглядом и мечтал: как только закончу ульпан, пойду на призывной пункт полиции", - вспоминает Иоффе.

 

Но там его огорчили: оказалось, в полицию берут только после службы в ЦАХАЛе. По возрасту Иоффе не подходил для призыва. Тогда он явился в военкомат добровольцем. "Я с детства мечтал о военной профессии, но до приезда в Израиль мешала "пятая графа", - признается он.

 

Работу в полиции Лев Иоффе начал простым патрульным, затем перешел в следственный отдел. Работал на самых трудных и опасных участках: сначала на юге среди бедуинов, сейчас – на севере, в Акко. Выучил арабский язык.

 

В Израиле Лев нашел свою любовь. У них с женой трое детей. Двое отслужили в армии: сын - в боевых танковых войсках, дочь - на секретной базе.

 

- Доволен ли я своей жизнью в Израиле? – переспрашивает он во время интервью. – Мне и задумываться для ответа не надо. Израиль – мой дом.

   

7. Натали Абу-Рас: "Многие удивляются, но я люблю свою работу"

работница по уходу за пожилыми, организатор протеста за улучшение условий труда в отрасли

Натали в 7 лет и сегодня
Натали в 7 лет и сегодня

 

Еще полгода назад Натали Абу-Рас была никому не известной "метапелет" – так называют работниц по уходу за престарелыми. Но потом она и ее единомышленницы создали группу в фейсбуке и начали объединять всех женщин, занятых этим нелегким трудом.

 

В итоге вокруг Наташи сплотились более 5000 человек. 10 октября они вышли на митинг протеста в Тель-Авиве, требуя улучшения условий труда. Мечта Натали – превратить профессию "метапелет" в уважаемую и достойно оплачиваемую специальность, ведь по мере роста продолжительности жизни необходимость в ней будет только расти.

 

Митинг протеста работниц по уходу. Фото: Моти Кимхи
Митинг протеста работниц по уходу. Фото: Моти Кимхи

Наташа приехала в Израиль из Курска в 1995 году. "Первое впечатление было неприятным, - признается она. - Я поселилась в Цфате, в первую же субботу надела мини-юбку и пошла звонить маме из телефона-автомата. Мне вслед понеслась груда камней… Потом не признали мой диплом медсестры, надо было учиться заново. В это время заболела бабушка, и стало не до учебы. Пришлось ухаживать за ней и зарабатывать на жизнь".

 

Натали устроилась работницей по уходу. "Это было ближе всего к профессии медсестры", - объясняет она.

 

"Работу свою я очень люблю. Я помню всех своих подопечных, хотя за эти годы их было немало. Ко многим привязываюсь, как к родным. Самое тяжелое в нашей работе – когда подопечный уходит в мир иной. Но меня греет мысль, что этот человек до последнего дня получал от меня уход и заботу".

 

 

8. Лена Руссовская: "Я не представляю себя в другой стране"

активист, основательница фб-сообщества "Русские девушки без чувства юмора и их друзья",  ведущая и редактор программ на радио КАН РЭКА и КАН Тарбут

Лена Руссовская в детстве и сейчас
Лена Руссовская в детстве и сейчас
 

36-летняя Лена Руссовская одной из первых в Израиле открыла проблему "полуторного поколения" - репатриантов, привезенных в Израиль детьми. Она основала в фейсбуке сообщество רוסיות בלי חוש הומור וחבריהן , которое объединяет более 13 тысяч девушек и юношей, выросших в репатриантских семьях.

 

"Я часто читаю там истории молодых людей, которые пишут о душевном надломе, двойственности – они выросли как израильтяне, но все еще воспринимаются обществом как "русские", - говорит она.

 

У самой Лены, по ее словам, никакого душевного разлада нет: "Я приехала в Израиль с родителями в 1991 году, в возрасте 9 лет. Наша семья воспринимала репатриацию как важный и естественный шаг, потому что дома всегда была сильна еврейская самоидентификация. Мы поселились в пригороде Хайфы. Абсорбция моих родителей проходила непросто, я же всегда ощущала себя в Израиле как дома".

 

- Никогда не было мыслей уехать в другую страну?

 

- В рамках моей академической карьеры я могла уехать на стажировку и даже на работу за рубеж, но у меня никогда не было подобных стремлений. Моя жизнь связана с Израилем настолько тесно, что я вряд ли могла бы прижиться в другом месте. Я здесь выросла, даже это интервью мы ведем на иврите, хотя я знаю русский язык.

 

Лена ведет на радио КАН РЭКА программу "Два в Одном" о полуторном поколении, о русскоязычной молодежи в Израиле.

 

- Моя программа посвящена таким же, как и я, израильтянам с русскими корнями. Наш русский не всегда совершенный, моим гостям иногда приходится подыскивать подходящие русские слова. Но такова израильская реальность, таковы особенности полуторного поколения. 

 

- Как сложилась жизнь ваших родителей в Израиле?

 

- Уровень жизни моих родителей в Израиле ниже, чем был в Подмосковье. С профессиональной и финансовой точки зрения им было бы лучше в России. Но мой папа всегда говорит, что в Израиле мы - дома. И это главное.

  

 

9. Маша Дашкова: "Мои родители готовились подметать улицы, а мы все преуспели в Израиле"

основательница школы обучения востребованным профессиям Digitalent

Маша Дашкова в три года и сегодня. Фото из личного архива
Маша Дашкова в три года и сегодня. Фото из личного архива
 

42-летняя Маша Дашкова входит в число 100 самых влиятельных персон по версии Организации дигитальных профессий в Израиле. Без нее не обходится ни одна конференция по сетевому маркетингу.

 

Маша приехала в Израиль в 1990 году, ей было 14 лет. "Моя мама была научным работником, папа - инженером. Родители настраивались "реалистично": мыть полы, подметать улицы. Все вокруг твердили: с такими профессиями работы нет, и не надейтесь. А вышло все наоборот: оба прекрасно устроились, и у них все сложилось".

 

Сама Маша выучилась на две академические степени и устроилась работать в Академию управления в Ришон ле-Ционе. Но там она задалась вопросом: почему многие дипломированные специалисты, обладатели университетского образования, не могут найти работу? И поняла: академическая подготовка не соответствует требованиям рынка.

 

Так у Дашковой родилась идея создания собственной школы для обучения востребованным дигитальным профессиям.

 

"Я помогаю людям обрести реальную профессию и найти работу. Все мои мечты связаны с этой сферой: хочу открыть онлайн-школу, выйти на международный рынок, придумать новые модели трудоустройства и образования. Верю, что все это возможно".

  

10. Виктория Зеркал: "Я хочу сделать Израиль более модным"

владелица модного магазина

Виктория Зеркал в школьном возрасте (слева) и сейчас
Виктория Зеркал в школьном возрасте (слева) и сейчас
 

30-летняя Виктория Зеркал всегда любила красиво одеваться, но не сразу поняла, что из этой любви можно сделать дело всей жизни.

 

Вика приехала в Израиль в 2000 году из Донецка вместе с родителями. Ей было 12 лет. Она мечтала работать в рекламе и после школы даже поступила ради этого в университет в Москве. 

 

"Я хотела приобрести серьезное академическое образование по этому профилю, и мне казалось, что в России это делать правильнее, чем в Израиле. Но у меня ни минуты не было мысли остаться в России. Я всем говорила там, что я израильтянка, и на лето приезжала домой, в Израиль", - рассказывает она.

 

После  возвращения Виктория пробовала силы в различных сферах, а в этом году решила сделать шаг навстречу мечте и открыла собственный магазин модной одежды в Тель-Авиве.

 

"Мода всегда была моей страстью и образом жизни. Я писала статьи, посещала модные показы, а потом поняла, что пришло время перевести увлечение в бизнес. Решение непростое, как и израильский рынок, но я с оптимизмом смотрю в будущее. Ведь когда мы ехали в Израиль, то знали: легко не будет. Зато будет интересно!"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Над проектом работали: Ноа Лави, Анастасия Тадсон, Виктория Виноградова, Михаил Аджиашвили, Анна Масленикова