Меню
Фото: shutterstock
"Некоторым неевреям тут не место": как в Израиле отказывают еврейским родственникам
Верховный суд Израиля раз за разом ошибочно толкует закон, лишая родственников евреев права на алию. Адвокат Артур Блаер - об одном юридическом казусе

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Основные положения Закона о возращении общеизвестны: право на репатриацию есть у евреев, супругов евреев, детей, внуков и их супругов.

 

Есть в законе и исключающие статьи. Былая судимость, представляющая угрозу обществу, смена евреем вероисповедания, попытка получить гражданство без переезда на ПМЖ – вот главные причины, по которым Израиль отказывает людям в праве на алию.

 

Смена вероисповедания

 

Еврей, сознательно принявший другую религию, теряет право на репатриацию. Положение это справедливое, и государство правильно делает, отказывая сменившим вероисповедание иудеям.

 

Но лишиться права на алию из-за смены вероисповедания может только еврей. Так гласит закон. Никаких исключений относительно религии неевреев, обладающих правом на репатриацию (супругов, детей, внуков евреев), закон не содержит.

 

На деле же последние несколько лет государство все чаще отказывает в алие родственникам евреев, обладающим этим правом по закону, просто в силу того, что они исповедуют иные религии.

 

Спорить о должном национальном облике Израиля я не буду. Я всего лишь юрист и в работе своей стараюсь мыслить правовыми категориями.

 

Что говорит закон

 

Прочтение закона и существующих прецедентов не оставляет (по крайней мере у меня) никаких сомнений насчет абсолютной надуманности позиции государства.

 

Никаких нормативных оснований для отказа в репатриации родственникам евреев (детям, внукам и их супругам) у МВД и "Натива" нет. Представители государства лишь выдают желаемое за действительное, в то время как закон не содержит никаких исключающих положений.

 

Что говорит Верховный суд

 

А суд принимает сторону государства. Тому пример как минимум три решения, вынесенные Верховным судом за последние несколько лет.

 

Так, в деле Зеэва Айзекса Верховный суд отказал в октябре 2015 года в репатриации сыну еврея, верующему христианину, который к тому же распространял религиозную литературу.

 

Иудеем Айзекс никогда не был, поскольку родился уже после того, как его мать перешла в христианство. Соответственно, исключающая статья

о смене вероисповедания к нему не могла быть применима. Суд, однако, отказал, ссылаясь на дух закона, в отличие от его буквы.

 

В том же 2015 году Верховный суд согласился с позицией государства, отказавшего в праве на алию внуку еврея - христианину. БАГАЦ испытывал явный дискомфорт при рассмотрении дела, понимая, что законных оснований для отказа в праве на репатриацию в этом случае нет.

 

Между тем суд предложил заявителю "компромисс", согласно которому вместо гражданства МВД предоставит ему вид на жительство, который будет продлеваться на протяжении двух с половиной лет. Если за это время заявитель не нарушит законов страны и не будет заниматься миссионерской деятельностью, через два с половиной года он сможет национализироваться.

 

Заявитель и мой коллега Эли Гервиц, представлявший его интересы, это предложение отклонили. Однако БАГАЦ все же вынес именно такое решение.

 

В декабре того же 2015 года Верховный суд рассмотрел еще одно дело о праве на репатриацию внучки евреев. История там была весьма сложная. Много лет назад еврейка, гражданка Израиля, влюбилась в израильского араба, вышла за него замуж и переехала к мужу в Яффо, а затем в Шхем.

 

Женщина приняла ислам, и в этом браке родилась дочь М.  Воспитанная в мусульманской семье, М. выросла и вышла замуж за араба - жителя Газы.

 

В 2005 году после развода М. решила вернуться в Израиль и попросила гражданство на правах внучки евреев. Закон, напоминаю, наделяет правом на алию детей и внуков евреев, которые сами евреями и иудеями уже не являются.

 

Однако в гражданстве М. было отказано.

 

Истица обратилась в БАГАЦ, но и в этом случае суд применил к ситуации положения, предусмотренные в законе для иудеев, которые меняют вероисповедание.

 

Напоминаю, М. иудейкой никогда не была, ибо родилась в мусульманской семье уже после того, как ее мать приняла ислам. И в этом случае государство согласилось предоставить М. статус постоянного жителя.

 

Адвокат М., моя коллега Николь Маор, справедливо посчитавшая решение суда ошибочным, ходатайствовала о дополнительном рассмотрении дела. Но изучив заявление, суд своего решения не изменил.

 

Справедливо ли требовать исполнения закона

 

При чтении этой статьи многие читатели, вероятно, обрушатся на меня с гневом, обвиняя в предательстве и продажности.

 

Не скрою, я действительно лицо заинтересованное: моя профессия – помогать людям в реализации права на алию, и делаю я это за деньги. Но пока в этой стране существует закон, БАГАЦ обязан его применять правильно, и почти всегда Верховный суд делает это безупречно.

 

В ситуации же с верующими родственниками евреев закон раз за разом буквально подминается, и меня, как адвоката, это коробит.

 

Если государство считает существующие нормы несовершенными, оно всегда вправе их изменить. Но делать это должны законодатели, а не суд.