Меню
Игорь Миркурбанов
Актер Игорь Миркурбанов рассказал, как живет без Израиля и с чем возвращается в Тель-Авив
Он много играл на сцене "Гешера", много раз заставлял зал замирать. Игорь Миркурбанов уже давно работает в России, а на израильскую сцену выйдет в составе московского теарта "Ленком"

Игорь Миркурбанов в спектакле "Сны господина де Мольера". Фото: Александр Стернин
Игорь Миркурбанов в спектакле "Сны господина де Мольера". Фото: Александр Стернин
 

Игорь Миркурбанов - известный российский и израильский актер, лауреат многочисленных театральных премий, в том числе "Золотая маска" и "Хрустальная Турандот". Он работал в израильском театре "Гешер", много лет прослужил в МХТ им. Чехова и в театре имени Маяковского, а с этого сезона присоединился к труппе "Ленкома".

 

В июне Миркурбанов снова выйдет на израильскую сцену - в спектакле "Сны господина де Мольера" московского театра "Ленком", где он играет актера, антрепренера, сына обойщика и великого лицедея  Жана-Батиста Мольера. 

 

В интервью "Вестям" Игорь Миркурбанов рассказал об этой роли и о себе.

 

Игорь Миркурбанов в спектакле "Сны господина де Мольера". Фото: Александр Стернин
Игорь Миркурбанов в спектакле "Сны господина де Мольера". Фото: Александр Стернин
 

- Мольер - один из самых таинственных творцов театра. Пьеса Булгакова трагична. Какую жизненную правду вы стремились донести до зрителя?

 

- Стремиться донести жизненную правду до зрителя со сцены довольно наивно. Хорошо бы зрителю уже иметь какую-то свою мудрость и

жизненную правду, прежде чем он окажется в зрительном зале... Я все-таки осторожней и скромней в своих стремлениях. Знаете, есть словоохотливые актеры, которые довольно лихо объясняют, что хотят сказать со сцены. У меня, признаюсь, с этим до сих пор какой-то зажим. Вопросы эти вгоняют меня в ступор, я не научился на них отвечать. И бегу от любых однозначных трактовок, убивающих тайну. 

 

- Для вас история Мольера - это история борьбы творца с Богом, с властью?

 

- Не знаю, для меня это скорее последняя встреча и предсмертный диалог человека со своей собственной судьбой. Религия, власть и исторический анекдот о том, был ли Мольер любовником собственной дочери - все это отправные точки сложного разговора.

 

У Булгакова ведь часто звучит слово "судьба" в пьесе. Это притча о том, заслужил ли он такие страдания, была ли кара вровень с грехами. Это, если хотите, продолжение греческой трагедии, ее стремления разрешить конфликт небес и человека.

  

- Вы долго служили в "Гешере", теперь ваши театральные и кинематографические дороги пролегают по иным маршрутам. Есть ли разница между театрами и вкусами публики в Израиле и России?

 

- К счастью, принципиальных различий я не вижу. К тому же в Израиле я служил в необычном, нехарактерном все-таки, уникальном театре. Театре, который не просто ассимилировался или растворился в израильской культуре, а, оставшись в каких-то принципиальных вещах русским театром, во многом ее обогатил и занял лидирующие позиции, которые до сих пор удерживает. Евгений Арье, у которого я сыграл свои первые роли, которого я очень люблю и которому я бесконечно благодарен, безусловно, режиссер мирового уровня.

 

 

Игорь Миркурбанов в спектакле "Сны господина де Мольера". Фото: Александр Стернин
Игорь Миркурбанов в спектакле "Сны господина де Мольера". Фото: Александр Стернин

Фото: Александр Стернин
Фото: Александр Стернин

 

- Известно, что на роль Мольера в спектакле по пьесе Булгакова "Кабала святош" вас предложил Марк Захаров. Это ваша первая встреча с "Ленкомом"?

 

- С "Ленкомом" я встретился раньше. В "Вальпургиевой ночи" Марка Захарова и в "Борисе Годунове" Константина Богомолова. И наверное, это шла режиссура судьбы. Я высоко ценю, люблю, уважаю Марка Захарова. Это явление особенное. Нельзя не быть благодарным, восхищенным, если судьба предлагает встречу с таким мастером. С его театром, который отдельная планета.

 

- Вы вспоминаете свой израильский период жизни? Он вам дорог?

 

- Я не ощущаю его как прошлое. Он со мной, как и все то, чем он мне дорог. И спасибо вам за возможность сказать о том, как я бесконечно благодарен и Евгению Арье, и Лене Крейндлиной, и моим партнерам. Театр "Гешер" для меня - это замечательные спектакли, юность и неоценимый опыт.

 

- Такой вопрос: московские критики, эти странные люди, которые странно оценивают многие вещи...

 

- В среде московских критиков есть определенное количество очень знающих, авторитетных, вы тоже их наверняка знаете. Но есть такие, которые руководствуются одними им ведомыми критериями. Создается впечатление, что писать сегодня может каждый, что это не считается высоким и ответственным занятием.

 

- Что из израильского искусства вам нравится?

 

- Очень много всего, и в музыке, и в литературе, и в поэзии, и все, что связано с фильмами Ури Зоара. Они так искренни, безалаберны, глубоки, свободны, так невыразимо прекрасны! Знаете, я бы сказал, что воспитанная театральная московская публика мало чем отличается от тель-авивской. Но для меня она, тель-авивская, израильская, разумеется, особенная. И я с особым и огромным волнением жду нашей с ней встречи.

 

Спектакль "Сны господина де Мольера" театра "Ленком" можно посмотреть 8 июня в Беэр-Шеве, 10 июня в Хайфе, 13, 14 и 15 июня в Тель-Авиве.

 

В сокращении. Полный текст опубликован в газете "Вести"