Меню
Лев Иоффе. Фото: Цвика Тишлер
Следователь Лев Иоффе выучил арабский язык и стал грозой преступного мира
Репатриант из СССР прошел путь от скромного уборщика до старшего следователя полиции и обвинителя в суде. В интервью "Вестям" Лев Иоффе рассказал, как это бывает в Израиле

Следователь Лев Иоффе. Фото Цвика Тишлер
Следователь Лев Иоффе. Фото Цвика Тишлер

 

На севере Израиля в эти дни жить стало спокойнее: раскрыта и отправлена за решетку преступная банда во главе с четырьмя наркоторговцами. Старший следователь Северного округа полиции Лев Иоффе представил 39 обвинительных заключений против них в суде. Члены банды обвинены в тяжких преступлениях, включая покушения на убийство.

 

Обмануть Иоффе в ходе следствия трудно: он владеет ивритом, русским, арабским и хорошо разбирается в психологии преступников.

 

"Сейчас моя должность в полиции - обвинитель. В мою задачу входит подготовка следственных материалов для суда, проверка убедительности улик и собранных данных. Никто не должен сесть безвинно, но преступник обязан оказаться в суде", - говорит Иоффе.

 

Следователь Лев Иоффе. Фото Цвика Тишлер
Следователь Лев Иоффе. Фото Цвика Тишлер

Свою жизнь в Израиле Лев начинал с мытья полов в больнице.

 

Он репатриировался в Израиль в 1990 году в возрасте 29 лет. С ним была 55-летняя мать. Они сняли маленькую квартирку и оба пошли трудиться: утром учили иврит, вечером зарабатывали на жизнь. Мать устроилась ухаживать за престарелыми, а Льву не оставалось ничего иного, как взять в руки ведро и тряпку.

 

- В больнице я часто видел одного полицейского, который приезжал по делам. Я провожал его взглядом, такого ладного в голубой форме, и думал: как только закончу ульпан и заговорю на иврите, пойду на призывной пункт полиции, - вспоминает Иоффе.

 

Однако на призывном пункте его огорчили: оказалось, что в израильскую полицию берут только после службы в армии. По возрасту Иоффе не подходил для призыва в ЦАХАЛ. Тогда он явился в военкомат и попросился добровольцем.

 

- Вообще-то я с детства мечтал о военной профессии, но до приезда в Израиль от этой мысли пришлось отказаться. В еврейской стране все ограничения остались позади. Свою работу в полиции я начал простым патрульным, но всегда стремился перейти в следственный отдел. Когда это удалось, работал на юге, в бедуинской среде, затем был переведен на север, в Акко. Тогда и решил выучить арабский.

Мне казалось важным понимать подследственных и людей, которые обращались к нам за помощью.  

Следователь Лев Иоффе. Фото Цвика Тишлер
Следователь Лев Иоффе. Фото Цвика Тишлер

В 1997 году Лев Иоффе начал заниматься расследованием сексуальных и насильственных преступлений в семье. Тогда это направление только развивалось. Сегодня, по словам следователя, в Израиле накоплен большой опыт в раскрытии подобных дел. После жалобы женщины насильника немедленно арестовывают, пострадавшей помогают получить помощь соцслужб и место в убежище. Даже в арабской общине поняли, что в Израиле нельзя безнаказанно издеваться над женщинами. "Нужно понимать, в каком положении оказываются арабские женщины, которые решаются подать жалобу на насилие со стороны отца или мужа. После визита в полицию они часто оказываются в изоляции, от них отворачиваются даже близкие родственники. И только в полиции они находят защиту", - поясняет Иоффе.

 

По словам следователя, к 70-летию Израиля страна подошла не такой разобщенной, как ее пытаются представить. "Арабское население

видит в израильской полиции своих защитников. Про нас говорят: это организация, которая не оставит в беде", - подчеркивает Лев Иоффе. "В арабском секторе есть разные люди, в том числе искренне любящие Израиль и ценящие возможности, которые предоставляет государство всем гражданам, - говорит следователь. - Я знаю об этом не понаслышке, у меня много друзей и знакомых среди арабов, я бываю у них в гостях и говорю с ними на одном языке".

 

На вопрос, считаются ли "русские" следователи более жесткими по сравнению с уроженцами Израиля, Иоффе отвечает: "Среди тех и других есть и жесткие, и мягкие. Страна происхождения тут ни при чем".

 

Лев Иоффе женат, у него трое детей. Двое отслужили в армии: сын - в боевых танковых войсках, дочь - на важной военной базе. При вопросе о жене голос сурового следователя смягчается: "Жена и полиция - это два лучших выбора в моей жизни".

 

- А детективные сериалы смотрите?

 

- Бывает.

 

- Что вам кажется самым неправдоподобным?

 

- Там следователи почему-то постоянно обедают в ресторанах (смеется).  У нас же часто нет времени поесть. И еще наша работа не так часто заканчивается хэппи-эндом, как в кино. Жизнь сложнее сериалов, а израильская жизнь - тем более.