Меню
Комментарий
Photo: Yoav Dudkevitch
Яаков Лицман
Photo: Yoav Dudkevitch

Закон о призыве: победа или капитуляция ортодоксов

В течение суток непримиримый Совет мудрецов Торы согласился на то, что казалось невозможным, дав благословение на компромисс. Как это произошло? И чего добились религиозные фракции - если вообще добились?

 

Яаков Лицман. Фото: Алекс Коломойский
Яаков Лицман. Фото: Алекс Коломойский

Еще вечером в воскресенье, 11 марта, Совет мудрецов Торы, которому подвластна партия Яадут ха-Тора – автор и вдохновитель нынешнего коалиционного кризиса – однозначно давал понять, что никакого компромисса по законопроекту об освобождении ортодоксов от службы в армии не только не будет, но и вообще не может быть. Однако уже утром следующего дня настроения начали меняться. А вскоре и вовсе стало ясно, что мудрецы дали задний ход.

 

Закон о призыве, уловки и почему Либерман против

 

Это можно назвать как угодно: тактический маневр, уступка, отход на заранее подготовленные позиции. Или "зиг-заг", как обычно говорят в Израиле. Сути это не меняет. То, что начиналось как бескомпромиссное и однозначное требование (без закона в трех чтениях по ускоренной процедуре не будет бюджета на 2019 год), закончилось туманными перспективами.

 

Произошло же на самом деле вот что. В течение последних суток ультраортодоксальные партии отправили в мусор все то, над чем работали, чего требовали и добивались в последние несколько месяцев. Почему? Из-за угрозы досрочных выборов, которые, как стало понятно, раввинов пугают еще больше, чем призыв ешиботников в армию.

 

Сейчас уже очевидно, что ультраортодоксы, согласившись на компромисс, чтобы избежать выборов, не получат того, что хотели. Ни сегодня, ни завтра, ни в более отдаленной перспективе. Даже прохождение законопроекта в предварительном чтении не гарантирует окончательного утверждения. И, что понятно, не гарантирует спасения от призыва ультраортодоксов в армию.

 

А в ультраортодоксальном секторе серьезно работали над тем, чтобы этого не произошло. Помимо ультиматумов, юридическую паутину плели экс-министр Ариэль Атиас (ШАС) и изворотливый адвокат Ицхак Мирон, расчищая пусть для прохождения законопроекта и – что не менее важно – утверждения его в БАГАЦе, который ранее уже "зарубил" подобную инициативу, признав ее неконституционной.

 

Биньямин Нетаниягу. Фото: Алекс Коломойский
Биньямин Нетаниягу. Фото: Алекс Коломойский

Ортодоксы были почти уверены, что им снова удастся загнать Нетаниягу в ловушку, из которой только два выхода: либо капитулировать, либо пойти на выборы. Так как Нетаниягу, занятый собственными проблемами юридического свойства, не сильно желает выборов, то, как считали в религиозных партиях, выхода у него нет.

 

Карты спутал Либерман. После того как он заявил о готовности покинуть коалицию в случае прохождения закона, стало понятно, что выборы из гипотетических становятся реальными. По крайней мере, обретают вполне реальные очертания.

 

Фейковое достижение

 

Компромиссная формула законопроекта, которую в ночь на 12 марта согласовали Нетаниягу и ультраортодоксы и которая утром того же дня была
утверждена межминистерской комиссией по законодательству, может раздражать Либермана, но он-то точно знает, что шансов на выживание у нее нет. Во-первых, кнессет начнет серьезное обсуждение законопроекта (если вообще начнет) только в ходе летней сессии, а, во-вторых, эта формула – не что иное как тот же самый законопроект, который летом прошлого года был признан неконституционным, так как нарушает основной (конституционный) закон о равном распределении гражданских обязанностей. А служба в армии – чуть ли не важнейшая из них.

 

И в Яадут ха-Тора, и в ШАСе тоже понимают, что шансы на прохождение закона в БАГАЦе близки к нулю. И весь "фестиваль", устроенный ими, требовался, похоже, лишь для того, чтобы напомнить, "кто в доме хозяин", а если повезет – добиться каких-либо очередных поблажек для своего сектора. А еще – создать задел на случай возможных выборов. Лидеры ортодоксов будут повторять и повторять: мы хотели, мы пытались, мы сделали все возможное. И тот, кто не проголосует за нас, - получит Лапида и ему подобных.

 

Гурский адмор. Фото: Меир Эльфаси (Photo: Meir Alfasi/Kikar HaShabat)
Гурский адмор. Фото: Меир Эльфаси

У Яакова Лицмана были и свои соображения. Внутри самой партии Яадут ха-Тора происходят такие войны, на фоне которых даже сериал "Игра престолов" со всеми его противоборствующими кланами, драконами и снежными воинствами выглядит детской забавой.

 

Лицман был убежден, что ему удастся склонить на свою сторону Совет мудрецов Торы и манипулировать им посредством своего духовного покровителя Гурского адмора. Но он заигрался. Часть влиятельных раввинов, в том числе и сам Гурский адмор, стоящий во главе Совета, заняли столь непримиримую позицию, что сдвинуть их было очень сложно.

 

Чтобы изменить ситуацию в свою сторону, Лицману требовалось продемонстрировать какие-то внушительные достижения. И качестве таковых он представил "мгновенное" утверждение законопроекта межминистерской комиссией кнессета. А это ко всему прочему означает, что законопроект отныне считается не частной, а правительственной инициативой, и может рассматриваться кнессетом по ускоренной процедуре.

 

Помимо этого, Лицман получил гарантию, что закон поступит на рассмотрение кнессетом в предварительном чтении. И хотя по сути это не означает ничего, Совет мудрецов Торы такие подвижки удовлетворили. И они благословили компромисс.

 

Хасидское крыло Яадут ха-Тора понимает, что их достижение – "фейковое", ничего по сути они не добились. Но если бы Лицман и Совет мудрецов Торы продолжали настаивать на своем, требуя экстренного утверждения законопроекта во втором и третьем чтении, то, возможно, получили бы свое – с Либерманом или без. Но впридачу – досрочные выборы.

 

С одной стороны, Лицмана можно считать выигрышной стороной. Он вновь провернул свой трюк с Советом мудрецов Торы и не допустил досрочных выборов, по итогам которых Яадут ха-Тора вполне может оказаться в оппозиции, как уже случалось, и лишиться серьезных государственных ассигнований. Но с другой - он ничего реально не добился. Разве что пошумел вволю.

 

Гафни и Дери. Фото: Моти Кимхи
Гафни и Дери. Фото: Моти Кимхи

Однако у этой медали есть и третья сторона – Моше Гафни и Арье Дери. Они с самого начала не были в восторге от затеи Лицмана и теперь (или вскоре) могут сказать: "Мы предупреждали…"

 

ПО ТЕМЕ

 

Министры утвердили закон о призыве, НДИ блокирует решение

 Быть или не быть выборам: все ждут решения Либермана

 Источники в минюсте не уверены, что БАГАЦ одобрит компромисс по закону о призыве ортодоксов

 Совет мудрецов Торы отклонил компромиссы по закону о призыве

 Коалиционный кризис в разгаре: Либерман не пришел на совещание

 Религиозная пресса о коалиционном кризисе: ближайшие сутки решат все

 Либерман ужесточает тон: капитуляции перед шантажом ортодоксов не будет

 Коалиция на грани развала: кто выиграет и кто проиграет от досрочных выборов

 Нетаниягу пригрозил партнерам по коалиции досрочными выборами

 "Сначала закон об освобождении от призыва – потом бюджет": Лицман отверг все компромиссы

Спасение коалиции: Кахлон встретился с Лицманом, Нетаниягу говорил с Либерманом

Угроза досрочных выборов в Израиле: крайний срок - середина марта

 

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Закон о призыве: победа или капитуляция ортодоксов"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий
Самое интересное