Меню
Photo: AFP
Владимир Путин
Photo: AFP
Путин о вмешательстве в американские выборы: "Может, там не русские, а украинцы, татары, евреи"
Президент России дал пространное интервью американскому телеканалу NBC, в котором подробно ответил на вопросы о выборах, вооружениях, Сирии и Трампе

Фото: MCT
Фото: MCT

Президент России Владимир Путин дал развернутое интервью журналистке американского телеканала NBC Мегин Келли. Оно проходило 1 и 2 марта в Москве и Калининграде, но вышло в эфир 9 марта.

 

В ходе интервью Путин категорически отверг все обвинения во вмешательстве российских агентов в американские выборы.

 

"Вы мне назвали часть каких-то физических лиц и говорите, что они русские. И что? А может быть, они, будучи русскими, работают на какую-то
американскую компанию? - парировал Путин на вопрос журналистки. - Может быть, кто-то из них работал на кого-то из кандидатов? Я понятия об этом не имею, это не мои проблемы. Вы знаете, что, допустим, на Украине некоторые после выборов, причем государственные деятели, послали поздравительные телеграммы Хилари Клинтон, хотя победил Трамп. Послушайте, мы-то здесь при чем?"

 

Затем, когда журналистка вновь вернулась к этому вопросу, Путин сказал: "Я вам в третий раз говорю: мы предложили совместную работу в области киберпространства. Но США же отказываются от официальной работы по этому направлению, только в прессу вбрасывают каких-то 13 русских. А может, там не русские, может, там украинцы, татары, евреи, просто с русским гражданством. Да и то проверить надо, может, у них двойное гражданство или грин-карта, а может, им за эту работу американцы заплатили. Откуда вы знаете? И я не знаю… Нет у нас желания заниматься вмешательством во внутренние дела других стран… Во-первых, у нас есть свои принципы, которые заключаются в том, что мы не позволяем вмешиваться в свои внутренние дела и не лезем в чужие. Это наш принцип. А второе, у нас нет такого количества инструментов".

  

На вопрос о том, готов ли российский президент обеспечить экстрадицию в США 13 российских граждан, которые были обвинены в США в рамках доклада Мюллера во вмешательстве в выборы, Путин ответил:

 

"Никогда. Россия вообще своих граждан никому не выдает, так же как и Соединенные Штаты. Вы-то разве кого-нибудь выдаете, своих граждан? Это во-первых. Во-вторых, я не вижу, что совершили какое-то противоправное действие. И, в-третьих, мы неоднократно предлагали Соединенным Штатам наладить соответствующие отношения в этом плане, подписать соответствующий межгосударственный договор о выдаче уголовных преступников. Соединенные Штаты уклонились от этого и не хотят этого делать с Россией. На что же вы рассчитываете? Что мы вам будем кого-то выдавать, а вы нет? Так международные дела не делаются".

 

Путин также прокомментировал свое недавнее выступление, в котором рассказал о новых наступательных вооружениях России.

 

"Это ответ на программу противоракетной обороны и ответ на односторонний выход США в 2002 году из Договора об ограничении противоракетной обороны. Если говорить о гонке вооружений, то она началась именно в этот момент – в момент выхода Соединенных Штатов из этого договора. И мы хотели это предотвратить. Мы предлагали нашим американским партнерам совместную работу по этим программам.

 

Во-первых, мы просили их не выходить в одностороннем порядке, не разрушать этот договор. Но США это сделали. Не мы это сделали – Соединенные Штаты это сделали.

 

Но даже после этого мы предложили им совместную работу. Я своему коллеге тогда сказал: "Представь себе, что будет, если Россия и США объединят свои усилия в таком важнейшем деле, как стратегическая безопасность. Мир изменится на долгую историческую перспективу, и уровень мировой безопасности поднимется на небывалую высоту". Нам сказали: "Это очень интересно". Но в конце концов отказались от всех наших предложений.

 

Тогда я сказал: "Вы понимаете, мы будем вынуждены развивать ударные системы вооружений с тем, чтобы сохранить баланс, чтобы преодолевать ваши системы ПРО". И услышали в ответ, нам сказали: "Мы делаем систему ПРО не против вас, а вы делайте, что хотите. Будем исходить из того, что это не против нас, не против США".

 

Отвечая на вопрос о Траме, Путин сказал: "Оценку работе президента Трампа должен давать американский народ, его избиратель. Но вот что я отметил бы, нравится это кому-то или не нравится, нам некоторые вещи тоже могут не нравиться, но он все-таки делает все возможное для исполнения тех предвыборных обещаний, которые он давал американскому народу. Что ж, он последователен в этом смысле. Думаю, что на самом деле это единственно правильный способ подтвердить свое уважение тем людям, которые за него проголосовали".

 

Российский президент также сказал, что считает дезинформацией сообщения об использовании армией Башара Асада химического оружия в Сирии, и высказал мнение, что это сделали противники Асада, чтобы его скомпрометировать. Вместе с тем он поддержал идею создания следственной комиссии для проверки этих подозрений.

 

Под конец журналистка спросила российского президента: "Как мы найдем дорогу назад? Как мы вернемся к тому, чтобы две эти великие нации были настроены менее враждебно друг к другу, чтобы они были больше союзниками? Вы согласны, что сейчас это не так, что мы не союзники?"

 

"К сожалению, нет, - ответил он. - Но не мы же записали вас во враги. Вы приняли решение на уровне парламента, на уровне конгресса, записали Россию в число врагов. Зачем вы это сделали? Мы, что ли, ввели санкции в отношении Соединенных Штатов? Это США ввели санкции в отношении нас... Зачем вы способствовали государственному перевороту на Украине? Ну зачем вы это сделали? Вы прямо, публично признали, что истратили на это миллиарды долларов. Публично же ваши официальные лица об этом сказали. Зачем поддерживать госперевороты, вооруженную борьбу на территории других стран? Зачем вы поставили ракетные системы вдоль наших границ? Послушайте, давайте сядем спокойно и поговорим и разберемся. Вот мне кажется, что действующий президент этого хочет, но определенные силы не дают это ему сделать. Но мы-то к этому готовы по любому вопросу: и по ракетной проблематике, и по киберпространству, и по борьбе с терроризмом. В любую секунду. Но надо, чтобы была готова американская сторона. Но когда-нибудь общественное мнение Соединенных Штатов подтолкнет, наверное, политическую элиту к началу этого процесса. Как только наши партнеры будут готовы – в эту же секунду, пожалуйста".

 

Полная версия интервью опубликована на сайте Кремля.

 

 Вернуться на главную страницу