Меню
Елена Калужская и ее дети, Мария и Даниэль Альтерман
МВД требует от матери солдат характеристики для проживания в Израиле
Елена Калужская живет в Израиле в статусе "мать солдата". В ее случае в ЦАХАЛе служил даже не один солдат, а двое - сын и дочь. Но это не мешает МВД превращать каждое продление статуса в гонку с препятствиями

Елена Калужская и ее дети. Фото: Дана Копель и из семейного архива
Елена Калужская и ее дети. Фото: Дана Копель и из семейного архива

 

Недавно в ресторан "Ватрушка" в Тель-Авиве вошли две дамы-израильтянки. Они сели за столик, с любопытством оглядели стены, уставленные русскими книгами, и попросили принести меню. С интересом начали изучать: "О, гречка", "А взгляни-ка – пирожки, пирожки!" – "Нет, я возьму вареники".  Дамы с удовольствием поели. И никто в ресторане не догадался, что их посетили известные кулинарные рецензенты.

 

А через несколько дней в газете "Едиот ахронот" появилась восхищенная статья о ренессансе русской кухни в Израиле. Среди размышлений о том, почему русская кухня стала популярной лишь через 25 лет после приезда большой алии, авторы написали о "Ватрушке". Ресторан был назван " новым израильским явлением", "детищем в тель-авивском духе с русским акцентом, которого никто не стесняется". 

 

Одного не знали именитые посетители: пока они дегустировали яства, основатель "Ватрушки" Елена Калужская думала, где бы еще собрать рекомендательные письма, которые от нее требует МВД Израиля.

 

"Солдат лучше воюет, если дома его ждет мама"

Елена Калужская приехала в Израиль три года назад в рамках особого статуса: "мать одинокого солдата".

 

Этот статус был введен министерством внутренних дел в 2005 году после решения правительства, позволяющего нееврейским женщинам

приезжать в Израиль на ПМЖ, если их сын или дочь служат в ЦАХАЛе. По свидетельству адвоката Николь Маор из Центра юридической помощи репатриантам, статус этот преследовал прежде всего оборонные цели - повышение мотивации солдат-репатриантов. Натурализация солдатской матери занимает около 6 лет: первые 4 года она получает вид на жительство, следующие два - статус временного жителя, после чего может просить о предоставлении гражданства.

 

У Елены Калужской в Армии обороны Израиля служил не один ребенок, а сразу два: дочь Мария и сын Даниэль.

 

Даниэль Альтерман. Фото из семейного архива
Даниэль Альтерман. Фото из семейного архива

Мария Альтерман. Фото из семейного архива
Мария Альтерман. Фото из семейного архива

 

Брат и сестра Альтерман были идеальными бойцами. У Маши есть удостоверение участника военной операции "Нерушимая скала". Дани выполнял военные задания на аэродроме.

 

- Я в это время находилась в Москве, работала в Сахаровском центре. Помогала детям деньгами, чтобы они могли вместе снимать квартиру и поддерживать друг друга, - рассказала "Вестям" Елена. – Однажды позвонил Даниэль, мы начали беседовать, я спросила, где он. Он ответил: на аэродроме. И вдруг послышался грохот, и Дани торопливо сказал: "Мам, ты только не волнуйся. Начался обстрел, мы должны бежать в бомбоубежище, там нет приема". И связь прервалась. Не могу передать вам, что со мной творилось. До сих пор вспоминаю тот леденящий ужас и бессилие, когда ты за тысячи километров от своего ребенка. Я и сейчас не могу удержаться от слез, простите…

 

После того случая Елена твердо решила, что должна быть рядом с детьми.

 

"Справок недостаточно, принесите характеристики от знакомых"

Елена Калужская в "Ватрушке". Фото: Дана Копель
Елена Калужская в "Ватрушке". Фото: Дана Копель

 

- Я опущу подробности, какие тонны бумаг требовалось собрать и заполнить, чтобы получить разрешение приехать в Израиль. Но на этом мытарства таких мам, как я, не заканчиваются. Каждый раз при продлении вида на жительство приходится заново доказывать МВД две вещи. Первая – что центр твоей жизни находится в Израиле. И вторая – что у тебя не утрачена связь с детьми.

 

В принципе это законные требования, любая солдатская мать их понимает и уважает. Но, к сожалению, трактование этих законных требований весьма широко. Придиркам тут несть числа. Допустим, я должна была доказать, что у меня в Израиле есть жилье. Показываю договор на квартиру. Чиновница: "Это копия, принесите оригинал". – "Да нет же, это оригинал. Вот подпись, нотариальное заверение". – "Копия". – "Ну как же так, взгляните внимательнее". – "Нечего смотреть, это копия". Хорошо, ухожу, приношу в следующий раз новый оригинал. "Этого недостаточно. Нужно свидетельство хозяина квартиры, что вы действительно там проживаете. Пусть напишет". И снова идешь собирать бумаги.

 

Доходит до смешного. Однажды от меня потребовали справку, за которой пришлось летать в Москву. Так ее потом даже не подшили к делу – оказывается, перепутали мой статус с другим.

 

Проблема в том, что стандартный набор документов для продления вида на жительство не предназначен для солдатских матерей. Наши случаи довольно редки, поэтому в МВД пользуются более распространенным перечнем, например, для иностранных супругов израильтян. Просто вписывают туда от руки, что ты должна представить. При этом требования всякий раз меняются. Раньше было достаточно, чтобы дети заполнили анкеты. Потом велели, чтобы каждый из них написал рекомендательное письмо. Сейчас опять нововведение: пусть, мол, ваши друзья и знакомые напишут рекомендательные письма – чем вы занимаетесь в Израиле, какой вы человек и почему государству стоит разрешить вам жить здесь дальше.

 

"Я вся как на ладони"

Вернувшись в очередной раз из МВД, Елена Калужская опубликовала на своей странице в фейсбуке просьбу к друзьям написать ей рекомендательные письма. В первый же день десятки людей откликнулись, и Елену начали забрасывать положительными характеристиками. Написали завсегдатаи "Ватрушки" – литераторы, публицисты, актеры, книгочеи. Друзья Маши и Даниэля, которые приходили в "Ватрушку" подучить иврит и подкрепиться. Просто тельавивцы, которые любят этот ресторан за приятную атмосферу и вкусную еду.

 

- За эти три года я не стоила Государству Израиль ни шекеля. Наоборот, я привезла сюда деньги и открыла бизнес. Я создала восемь рабочих мест. У меня появилась личная жизнь, которую я совершенно не скрываю. Я вся как на ладони, и довольно обидно чувствовать себя под постоянным подозрением МВД, - говорит Елена. – В Израиле много хорошего, но в глобальном плане надо что-то делать с воссоединением семей. И не только с солдатскими матерями, но и со старыми родителями. Такие случаи год от года множатся, и для них нужно искать решение.

 

МВД против солдатских матерей: "Выбирайте, какой ребенок вам важнее"

Елена Калужская - не единственная солдатская мать, которая находится под пристальным вниманием МВД. Как уже сообщали "Вести", недавно указы о депортации начали получать женщины, которые въехали в Израиль много лет назад в статусе "родитель солдата-одиночки" вместе с другим несовершеннолетним ребенком - сестрой или братом солдата.

 

Данил Ниязов во время службы в армии (слева) и с мамой Анжеликой. Фото: Ярив Кац и из семейного архива
Данил Ниязов во время службы в армии (слева) и с мамой Анжеликой. Фото: Ярив Кац и из семейного архива

Жертвой такого подхода стала мать солдата Данила Ниязова. Ей вместе с 17-летней дочкой предписано в 30-дневный срок покинуть Израиль. Причина - 12 лет назад, разрываясь между двумя детьми, она привезла в Израиль 4-летнюю дочь. Теперь, когда девочка заканчивает школу, иммиграционная служба решила выслать обеих. Подробности здесь.

 

 

Ответ МВД

"Вести" обратились с официальным запросом в МВД Израиля. Редакцию интересовали 3 вопроса:

 

1. Существует ли четкий перечень документов, которые чиновники МВД имеют право требовать от соискателей продления вида на жительство?

2. Имеют ли право чиновники МВД запрашивать документы сверх утвержденного списка?

3. Если да, то кто определяет, какие именно документы следует потребовать у соискателя?

 

На все вопросы из пресс-службы МВД пришел лаконичный ответ:

"Да, утвержденный перечень документов есть. Но когда требуются дополнительные доказательства, запрашиваются дополнительные документы".