Меню
Террор
Фото: AFP
Палестинские террористы: "Мы боялись, что Гилад Шалит покончит с собой"
Почему убийцы израильтян молились в тюремных камерах за здоровье израильского солдата

Встреча освобожденных террористов, 2013 год. Фото: Хасан Шаалан
Встреча освобожденных террористов, 2013 год. Фото: Хасан Шаалан

От редакции: Корреспонденту Ynet удалось взять интервью у палестинцев, отбывавших заключение за убийство граждан Израиля и освобожденных менее пяти лет назад.

 

12 февраля "Вести" опубликовали рассекреченную ШАБАКом информацию об агентурной сети, которой управляли из Турции функционеры ХАМАСа.

Кураторами агентов были террористы, вышедшие на свободу в 2011 году рамках "сделки Шалита" – самой масштабной сделки по обмену за всю историю Израиля. Те, кто дал интервью корреспонденту Ynet, были освобождены позже, в 2013 году. Они входят в число тех 104 заключенных, освобождение которых правительство Нетаниягу называло жестом доброй воли в отношении Абу-Мазена.

 

Прежде чем предоставить террористам слово, вспомним тех, у кого они отняли жизнь:

Шимон Коэн. Убит в 1993 году. Хаим Мизрахи. Убит в 1993 году. Михаль Коэн. Убита в 1985 году. Меир Бен-Яир. Убит в 1985 году. Исраэль Тененбаум. Убит в 1993 году
Шимон Коэн. Убит в 1993 году. Хаим Мизрахи. Убит в 1993 году. Михаль Коэн. Убита в 1985 году. Меир Бен-Яир. Убит в 1985 году. Исраэль Тененбаум. Убит в 1993 году

Мукадад Салах, активист ФАТХа и убийца Исраэля Тененбаума, говорит, что самым напряженным периодом его 20-летней отсидки был 2007 год, когда ХАМАС захватил власть в секторе Газа. "Отношения между заключенными испортились донельзя, -вспоминает Салах. – Все ненавидели друг друга. Были, правда, такие, кто говорил, что надо разделять нашу жизнь за решеткой и то, что происходит на свободе – но снаружи все горело, и это оказалось сильнее призывов к благоразумию".

 

Салаху вторит другой активисит ФАТХа – Зияд Ганимат, осужденный за убийство Михаль Коэн и Меира Бен-Яира. "После переворота в Газе ситуация в тюрьме полностью изменилась. Начались словесные перепалки, люди говорили друг о друге всякие гадости. У некоторых заключенных во время переворота погибли родные. Их отделили (от сторонников ХАМАСа – Ред.). Мы знали, что наших товарищей убивают прямо на улицах, это было невыносимо".

 

"Мы молились за Шалита"

 

Всего за несколько месяцев до переворота заключенные были преисполнены оптимизма. ХАМАС, заручившись поддержкой ряда вооруженных группировок, исполнил давнюю мечту террористов и захватил в плен израильского солдата. Радовались все – и сторонники ХАМАСа, и люди ФАТХа.

Гилад Шалит на свободе. Фото: Анат Мосберг (Photo: Anat Mosberg)
Гилад Шалит на свободе. Фото: Анат Мосберг

"Мы молились за Шалита, - рассказывает Юсеф Аршад, осужденный за убийство палестинцев, которые сотрудничали с израильскими службами безопасности. – Вы только представьте – человека бросили в море, плавать он не умеет, и вдруг видит обломок доски. Даже не обломок, а щепку, лишь бы было за что уцепиться. Вот так себя чувствовали и мы, отбывавшие пожизненное заключение. Лишь бы с Шалитом ничего не случилось! Я говорил охранникам – пусть его скорей вернут домой к маме, а меня к моей маме, помоги нам Аллах!"

 

Асмат Мансур, соучастник убийства Хаима Мизрахи, признается: "Мы каждый день говорили о Шалите. Обсуждали каждую новость о нем. Мы понимали, что его свобода стоит очень дорого, что за него отдадут сотни таких, как мы. Больше всего боялись, что он покончит с собой. Он ведь содержался в невыносимых условиях. Как выжить, когда тебя держат под землей год, два года, пять лет?!"

 

"ХАМАС нас обманул"

 

Халед Азрак, осужденный за убийство Шимона Коэна, участвовал в переговорах с Яхъей Синваром, одним из главарей военизированного крыла ХАМАСа, также отбывавшим заключение. "Мы установили контакт, чтобы обсудить список кандидатов на освобождение, - рассказывает Азрак. – Синвар пообещал, что в список внесут изменения. Его ведь составляли в дни раскола между ФАТХом и ХАМАСом, а теперь мы вроде бы примирились, надо освободить больше людей Абу-Мазена. Но Синвар нас обманул. Он заботился только о том, чтобы самому выйти на свободу. Если бы его имя не включили в список, то не было бы никакой сделки".

Яхъя Синвар. Фото: AP (Photo: AP)
Яхъя Синвар. Фото: AP
 

Все эти террористы остались за рамками "списка Синвара". Как Халед Асакра, осужденный за убийство туристки из Франции в 1991 году. "Когда двери тюрьмы распахнулись, когда мои товарищи вышли на свободу, мне было очень тяжело, - вспоминает он. – Я все время думал: почему меня оставили? Я ведь отсидел уже 20 лет. Я злился, ни с кем не разговаривал – только сидел на койке и курил одну сигарету за другой".

 

"Я смотрю на израильтян и завидую"

 

Асмат Мансур под конец беседы сделал израильтянам неожиданный комплимент: "То, на что вы пошли ради одного-единственного солдата, говорит о силе израильского общества. То, что целый народ стал на сторону солдата и его родных – это ваша сильная сторона. Я смотрю на вас и завидую. Хотелось бы, чтобы и наш народ стал таким же сильным, как израильский".