Меню
Комментарий
Фото: ЕРА
Неизвестный Рухани: о чем не знают в Израиле и не хотят знать
Президент Ирана хочет создать государство с идеологической элитой, которая управляет авторитарно, но внимательна к нуждам гражданам. Как это повлияет на Израиль?

 

Демонстрация в поддержку режима Рухани в Иране. Фото: ЕРА (Photo: EPA)
Демонстрация в поддержку режима Рухани в Иране. Фото: ЕРА

Президент Ирана Хасан Рухани объявил о разблокировке мессенджера Telegram - самого популярного сервиса в стране. Он также ответил на заявление президента США Дональда Трампа относительно ядерного соглашения.

 

Трамп, как ранее сообщалось, продлил действие этого договора, но оговорил, что делает это в последний раз. США, по словам президента, выйдут из соглашения, если оно не будет изменено. Рухани расценил эти слова как "провал попыток США сорвать соглашение" и провозгласил победу Ирана.

 

Если отбросить эмоции и глубже проанализировать события в Иране, то вскоре обнаружится, что именно Рухани стоит за теми изменениями, которые
начинают проявляться в стране. Изменения эти не резкие и не быстрые. Они незаметны стороннему глазу, особенно в Израиле. Когда израильтяне слышат из уст официального иранского деятеля, что в будущем Израиль должен исчезнуть, внимание направлено на непосредственную угрозу. Разбираться с внутренними процессами, происходящими в Иране, в таких условиях не принято. Кроме того, понимание их затрудняет тот факт, что они опираются на религиозную идеологию.

 

Иран: любая официальная политическая позиция является религиозной

 

Религиозность в Израиле - вопрос политической борьбы. Каждая сторона в этой борьбе - светские, харедим, национально-религиозный лагерь - готова принять только свою версию отношений между религией и государством. В Исламской республике Иран нет официальной политической позиции, которая не была бы религиозной. Это создает спектр позиций - от левых до правых - которые конфликтуют, но также и сотрудничают.

 

Иран можно рассматривать как ортодоксальное общество. В таком обществе всегда существует напряжение между самыми набожными, чья сила - в бескомпромиссной верности четким правилам, и теми, кто менее фанатичен и допускает возможность изменений, пусть медленных и консервативных.

 

Фото: EPA
Фото: EPA

В Израиле подобные дебаты ведутся только внутри религиозного сектора. Голоса ортодоксии, которая, с одной стороны, верна заветам, но с другой – готова к изменениям, почти не слышно на национальном политическом уровне. Доминируют только представители самой жесткой позиции.

 

Рухани - воплощение ортодоксии, которая пусть медленно, но меняется и движется. Главная проблема, которую он пытается решить, состоит в следующем: реформирование в Иране при сохранении актуальности религии.

 

Рухани считает, что бескомпромиссное применение абсолютных заповедей - это искаженная интерпретация религиозных ценностей. Но он не стремится и к либеральной демократии.

 

Вместе с Европой и Китаем - против Трампа

 

Рухани хочет превратить Иран в страну, которая напоминает нынешний Китай. Китайская модель предполагает, что у государства есть четкие принципы и главное - идеологическая элита, которая правит авторитарно. Эта элита тщательно заботится о сохранении своей силы, но внимательно относится к гражданам государства и позволяет им в достаточной степени самим распоряжаться своей жизнью, особенно в экономическом плане. Такое государство стремится расширить свое влияние на окружающий мир, но в основном используя мягкие средства, а не военную силу.

 

Это видение динамичной ортодоксии - то, что Рухани транслирует как внутри страны, так и вовне. Когда он снимает блокировку Telegram, то дает понять, что режим не боится собственных граждан и что у них общие интересы. Когда он объявляет о провале Трампа, то дает понять европейским странам и Китаю, подписавшим ядерное соглашение, что выступает на их стороне, против американской политики. Пока это работает.

 

Рухани дружит с Путиным, но равняется на Китай. Фото: АР (Photo: AP)
Рухани дружит с Путиным, но равняется на Китай. Фото: АР

Демонстрации в Иране, по-видимому, были инициированы противниками Рухани, чтобы подорвать его позиции. После одного-двух дней демонстранты перешли от экономических требований к суровой критике лагеря бескомпромиссных религиозных лидеров, но не Рухани. В мире, даже США, осудили жесткую реакцию режима, но воздержались от критики Рухани.

 

Будущее, которое предлагает Рухани Исламской республике, кажется большинству его граждан стабильным и эффективным, как и большинству стран мира. Рухани позиционирует себя как очевидного кандидата на пост преемника верховного лидера Али Хаменеи и, выступая против конфронтации между "консерваторами" и "умеренными", предлагает третий путь.

 

Когда Израиль взвешивает свою политику в регионе, он не может оставаться равнодушным к иранской угрозе. Но если Израиль хочет продолжать жить на Ближнем Востоке, он должен готовиться к тому будущему, каким оно будет через пять и десять лет. Иран под властью Рухани не станет сторонником Израиля, но можно предположить, что он снизит уровень активной враждебности. Безразличие к изменениям, которые происходят сейчас в Иране, будет означать предательство будущего.

 

Автор - эксперт по политической теологии в шиитском мире из Междисциплинарного центра в Герцлии

 

 

 Вернуться на главную страницу

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Неизвестный Рухани: о чем не знают в Израиле и не хотят знать"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий