Меню
Матвей. Фото из личного архива

Сирота брошен между двух стран: 7-летний Матвей выписан из Украины и не может въехать в Израиль

Уже год длится трагедия израильской бабушки, которая не может ввезти в Израиль внука от умершего сына. Сейчас проблема осложнилась тем, что ребенок не числится и в Украине. "Вести" продолжают расследование

Матвей. Фото предоставлено семьей
Матвей. Фото предоставлено семьей

Тысячи людей откликнулись на статью "Вестей" о Елене Хромовой и ее внуке-сироте Матвее, которого не впускают в Израиль. И только одна инстанция осталась непреклонной – МВД еврейского государства. Оно не позволяет 58-летней Елене, которая уже 17 лет проживает в Израиле и является официальным опекуном внука, привезти мальчика из Украины и воспитывать его в своей семье.

 

Бабушка умоляет МВД впустить в Израиль внука-сироту. МВД: "В Украине есть детдома"

 

"Сейчас я живу с Матвеем в полуразрушенной квартире в Харькове. Мальчик выписан из всех реестров Украины, поскольку

перед отъездом получил документы на переезд в Израиль, - рассказала Елена "Вестям" по телефону из Харькова. - Он не ходит ни в сад, ни в школу. Не имеет права на медицинское обслуживание. Умоляю, помогите нам".

 

Вот уже год Елена с внуком находится в Украине. МВД упорно и неоднократно отказывало бабушке в воссоединении с ребенком. С тем же упорством Елена отказывается отдать ребенка в украинский детдом. Первый раз она заявила об этом в украинском суде, лишившем мать Матвея родительских прав. Второй раз - в аэропорту Бен-Гурион, когда израильские власти предложили ей пересечь границу без внука, а ребенка депортировать одного обратно на Украину.

 

Сейчас наступила вторая фаза этой трагедии. "Вести" побеседовали с Еленой Хромовой и выяснили подробности.

 

Елена Хромова. Фото предоставлено семьей
Елена Хромова. Фото предоставлено семьей

 

"Моя бабушка спасла трех еврейских детей"

 

- Как произошло, что вы живете в Израиле, а внук – в Украине?

 

- Я внучка еврея и имею право на репатриацию по Закону о возвращении. Мои дети относятся к четвертому поколению. Они могли переехать в Израиль только вместе со мной в несовершеннолетнем возрасте. Когда 17 лет назад мы с мужем сказали детям, что хотим в Израиль, дочь присоединилась к нам, а сыну было уже почти 18 и он воспротивился. Уговоры не помогали: в Харькове у Кости были друзья, планы, и нам ничего не оставалось, как отступиться.

 

- А вы помните своего деда-еврея?

 

- Дед Леня погиб в 1943 году, во время войны, будучи солдатом советской армии. Он похоронен под Новороссийском. Проводив деда на фронт, моя бабушка осталась с тремя детьми Лени. Одна дочь была их общей, двое – от первого брака деда.

 

Когда Харьков оккупировали, бабушка устроилась на работу ухаживать за ранеными, тем зарабатывала на жизнь. Маму она прятала за шкафом, потому что девочка была вылитая еврейка. Двое других детишек были меньше похоже на Леню… Все они выжили благодаря моей бабушке.

 

- Елена, как сложилась ваша жизнь в Израиле?

 

- Обычно, как у всех репатриантов. Мы с мужем тяжело работали, чтобы вырастить дочь в Израиле и помочь сыну в Украине. Дочка – наша гордость: отслужила в ЦАХАЛе, сейчас работает в полиции.

 

А вот с Костей случилась беда. У него обнаружили заболевание сердца. Право на въезд в Израиль он потерял, поэтому лечиться приходилось в Украине. Мы с мужем помогали, как могли,  но чуда не случилось. Костя умер в 34 года.

 

"Матвей все время спрашивает: "Ты меня не бросишь?"

 

Не успели Хромовы оплакать сына, как в их израильском доме раздался звонок. Харьковские соседи рассказали, что Матвей брошен на произвол судьбы. Его мать начала употреблять наркотики, оставляет мальчика дома одного или выгоняет на улицу. Елена помчалась на бывшую родину, оформила опекунство над ребенком и документы на ПМЖ.

 

Хромовы в передаче 2 канала ИТВ
Хромовы в передаче 2 канала ИТВ

- Когда в Бен-Гурионе мне предложили пересечь границу без внука, я крепко-крепко обняла Матвея и пообещала: бабуля тебя не бросит, - говорит Елена со слезами. - При депортации израильская сторона потеряла наши чемоданы. Там были все вещи Матвея и кое-что памятное для меня о сыне. Мы оказались в Харькове в чем были. У Матвеюшки даже теплых вещей не было.

Спасибо местной еврейской организации, по просьбе израильского депутата они помогли нам с одеждой, - говорит Елена. И снова плачет: - Люди, дорогие, помогите нам вернуться в Израиль. Конечно, я сама могу поехать домой когда захочу, но я не брошу малыша одного. Какими черствыми сердцами нужно обладать, чтобы так поступать с маленьким ребенком!

 

- Елена, а Матвей уже бывал в Израиле?

 

- Один раз. Это был четыре года назад. Мой муж заболел раком, перенес очень серьезную операцию и захотел увидеть сына. Мы пригласили Костю с женой и Матвеем навестить нас.

 

И вот в день их прилета мы с мужем стоим в аэропорту Бен-Гурион, у нас в руках подарки для внука, а их не выпускают! И никто ничего не объясняет! Мы уж и метались, и умоляли – ничего не помогло. Костю заподозрили в том, что он с семьей собирается остаться в Израиле. И выслали обратно!

 

Это уж потом мы подали апелляцию, наскребли 30 тысяч шекелей на залог – и Матвеюшка с родителями все-таки побывал в Израиле. Ему тогда было три года. И ни разу больше МВД не позволил нам пригласить ребенка к себе. Я ходила в министерство, спрашивала: чем мы с мужем провинились перед Государством Израиль? Почему не можем вызвать к себе внука, как все другие бабушки и дедушки, дать ему погреться на солнце, поесть фруктов?

 

"Израиль еще будет гордиться Матвеем"

 

- Чем Матвей занимается сейчас, ходит ли в школу?

 

- Нет, ведь в Украине его отовсюду выписали. Он не числится больше в системе образования. Не ходит ни в сад, ни в школу. Ему не положено государственное медицинское обслуживание. Когда мальчика нужно отвести к врачу, мне приходится делать это за свой счет. У меня самой тоже никаких прав в этой стране нет. Я даже не прописана в этой квартире.

  

Матвей. Фото предоставлено семьей
Матвей. Фото предоставлено семьей

Целый год я живу вдали от мужа и дочери, - продолжает Елена. – Я очень прошу чиновников МВД сжалиться над нашей семьей. Разве я хочу ввезти террориста? Речь идет о маленьком ребенке, который никому ничего дурного не сделал. Да, он только пятое поколение евреев, но сколько ребят из смешанных семей служат в Израиле в армии, работают, совершают научные открытия. Я уверена, что Матвей вырастет достойным гражданином, и Израиль еще будет гордиться им!

 

Ответы и запросы официальных лиц

"Вести" выяснили, в каком состоянии сейчас находится дело семьи Хромовых.

 

МВД 

На запрос "Вестей" в министерстве ответили, что никаких изменений в деле нет. Гуманитарная комиссия не видит причин для выдачи разрешения на ввоз Матвея в Израиль.

 

Кнессет

Депутат Юлия Малиновская (НДИ) отправила главе МВД Арье Дери письмо следующего содержания:

 

"Обращаюсь к вам снова, так как вы – высшая инстанция в определении иммиграционной политики Государства Израиль. Я уже обращалась к вам 9 октября с.г. по поводу случая, глубоко меня тронувшего – депортации ребенка Матвея Хромова. Все имеющие касательство к делу документы и мое письмо лежат на вашем письменном столе уже две недели, но вы так и не нашли времени заняться этим вопросом.

 

30 августа 2017 года комиссия отклонила ходатайство Елены под предлогом, что она не доказала невозможность проживания ребенка в детском учреждении на Украине (интернате или детдоме). Пусть комиссия стыдится: она предпочитает отправить ребенка в детдом вместо того, чтобы позволить ему проживать в собственной семье.

 

В данный момент Матвей не записан ни в одну из школ Украины и вычеркнут из реестров лиц, имеющих право на медицинскую помощь, так как в Украине вступило в законную силу решение суда об опекунстве и оформлен его выезд на ПМЖ в Израиль. Дед Матвея, у которого диагностировано раковое заболевание, вынужден проживать в Израиле один, ожидая приезда жены и внука. За год проживания вне Израиля Елена лишилась работы. 

 

Господин министр, Израиль помогает из гуманных соображений жертвам природных катаклизмов и пострадавшим от войн, предоставляет социальные блага инфильтрантам из Африки. Допустимо ли, чтобы страна отказывала во въезде 7-летнему мальчику, внуку гражданки Израиля и племяннику сотрудницы израильской полиции?

 

Я обращаюсь к вам как к верующему человеку с просьбой проявить милосердие и задействовать ваши полномочия для скорейшего въезда в Израиль этого ребенка".

 

 

 

 

 

 

 

В сокращении. Полный текст публикуется в газете "Вести"