Меню
Конфликт
Фото: Едиот ахронот
"Русским здесь не место": скандальные подробности унижения репатриантки в Кармиэле
После публикации о вопиющем инциденте в Кармиэле, "Вести" решили глубже изучить ситуацию, а также поговорить лично с людьми, так или иначе вовлеченными в конфликт

Филиал "Шницелии" в Кармиэле
Филиал "Шницелии" в Кармиэле

18-летняя репатриантка из России, которая в ближайшее время должна начать службу в ЦАХАЛе, получила отказ от работы лишь потому, что владельцы заведения усомнились в ее еврействе. "У нас русские не работают", - заявили девушке.

 

История эта попала в прессу, однако реакция на публикацию была более чем сдержанной. Несколько "профильных" депутатов выразили возмущение, но на том все и закончилось. Призывы к бойкоту заведения, прозвучавшие в интернет-сообществах и соцсетях, никто не подхватил.

 

Оскорбленная девушка продолжает самостоятельно добиваться справедливости, хотя по сути дела оскорбление было нанесено не только ей.

Но и каждому, кого в Израиле подвергают унижению только за то, что родился не в то время и не в той стране.

  

"Вести" решили глубже изучить ситуацию, поговорить в людьми, так или иначе вовлеченными в конфликт, чтобы попытаться понять саму его суть, а заодно выяснить, насколько правомочно  отказывать в приеме на работу человеку по соображениям его "недостаточной кошерности"

 

История в Кармиэле: краткое содержание

 

Коротко история звучит так (все подробности  здесь).  Девушка, которой сегодня восемнадцать, родилась в России, но уже в пятимесячном возрасте была привезена в Израиль родителями. Кстати, оба они – евреи.

 

Она выросла в Израиле. Закончила школу в Израиле. Говорит без намека на акцент. Словом – стопроцентная израильтянка, пусть и рожденная в России.

 

До начала службы в ЦАХАЛе у девушки остается немного времени, и она решила подработать, чтобы не обременять расходами своих родителей.

 

Однако в кармиэльском филиале сети закусочных "Шницелия", куда она пыталась устроиться официанткой, начали допытываться, является ли она еврейкой. Но даже получив утвердительный ответ, отказали, заявив, что "русским здесь не место".

 

На следующий день, когда отец девушки обратился в кафе за разъяснениями, там подтвердили, что "мы не нанимаем русских". И пояснили сегрегацию тем, что "заведение кошерное".

 

История в Кармиэле глазами отца девушки

 

Девушка из Кармиэля говорить с журналистами отказывается. Ее можно понять – переживать заново случившееся непросто. Однако ее отец согласился ответить на вопросы "Вестей", попросив лишь сохранить анонимность.

 

"Поймите нас, родителей: мы опасаемся, что дочь может стать объектом ненависти людей, которые не разделяют нашу точку зрения. Да и не хотим ее травмировать лишний раз. Поэтому я прошу задавать вопросы мне, а не ей", - пояснил отец девушки.

 

По его словам, все произошло около полутора месяцев назад.

 

"Дочь узнала, что призывается в армию только в ноябре и решила подработать. Она стала обходить магазины и кафе в Кармиэле с вопросом, не ищут ли там продавцов или официанток на временную работу. В "Шницелии" ей сначала сказали: да. А потом начали задавать вопросы - еврейка ли она сама, еврейка ли ее мать. Попросили принести напечатанное резюме, копии документов родителей. Объяснили, что будут проверять еврейство.

 

Ну, какое резюме у девочки, которая только что закончила школу? Но дочка так хотела работать, что все сделала. Однако в ответ услышала: имя у тебя не слишком еврейское. Нет, таких мы не берем...", - рассказал мужчина.

 

- С каким настроением она вернулась домой?

 

- Она пришла совершенно убитая и очень обиженная. Мы привезли дочь в Израиль в возрасте 5 месяцев, она чувствует себя полноценной израильтянкой и никак не ожидала, что при приеме на работу ей будут задавать вопросы о национальности, копаться в документах матери.

 

Признаться, сначала я подумал, что дочка по неопытности чего-то не поняла, и решил сам сходить с ней в это кафе. Ко мне вышла женщина, отвечающая за персонал. Она подтвердила, что на работу здесь принимают только евреев, и что моя дочь выглядит "не совсем по-еврейски". Дескать, у нее не такое имя и светлые волосы. На мое замечание, что такие требования выглядят расистскими, она пожала плечами и ответила: такие у них правила.

 

- Другие работники этого кафе выглядели, как религиозные евреи?

 

- Я бы не сказал. Официантки - обычные девушки. Не в длинных юбках, не в париках. На стене висело разрешение на ведение бизнеса от мэрии Кармиэля. Ну и, конечно, свидетельство о кошерности.

 

- Вас это удивило?

 

- Очень. Вернувшись домой, я позвонил адвокату и спросил, законно ли в Израиле при приеме на работу задавать такие вопросы, требовать документы родителей и отказывать на основании "не той" национальности. Адвокат сказала: незаконно.

 

Вы знаете, наша семья – еврейская, но мы никогда не интересуемся у знакомых их национальностью. Мы с женой никогда не позволяем себе неуважительных выпадов в адрес людей другой крови. Двух дочерей мы воспитали так же.

 

Я работаю врачом, моя жена медсестра. Наша дочь хорошо училась в школе и с огромным желанием идет в армию. Израиль – наша родина, и я не хочу, чтобы в ней процветал расизм.

 

- А работу-то дочь в конце концов нашла?

 

- Разумеется. Она работает в другом месте, прекрасно справляется со своими обязанностями.

 

История в Кармиэле глазами вице-мэра

 

Вице-мэр Кармиэля Рина Гринберг, которая среди прочего ведает выдачей разрешений бизнесам, не стала скрывать, что узнала об этом инциденте из прессы.

 

Отвечая на вопрос "Вестей", как могло случиться, что в центре города, с разрешения муниципалитета, действует предприятие, проводящее селекцию между евреями и неевреями, она сказала, что ранее в Кармиэле "никогда не было подобного". Хотя потом вспомнила, что два года назад одного солдата не приняли по той же причине на работу в пекарню.

 

По словам Рины Гринберг, мэр города в своем Facebook назвал инцидент "вопиющим" и попросил семью пострадавшей девушки позвонить в муниципалитет, чтобы помочь прояснить все обстоятельства этого дела.

 

"Жаль, что они не обратились к нам сразу. В Кармиэле проживает много репатриантов. Наш город принимает их с 1989 года и делает все, чтобы им здесь жилось комфортно", - добавила вице-мэр.

 

История в Кармиэле глазами религиозного совета города

 

В религиозном совете города, который среди прочего следит за соблюдением кашрута в заведениях общественного питания, на запрос "Вестей" ответили, что "по правилам кашрута нет никаких препятствий к трудоустройству нееврея на должность официанта".

 

Удостоверение о кашруте. Иллюстрация: Гиль Лернер
Удостоверение о кашруте. Иллюстрация: Гиль Лернер

В совете также выразили недоумение тем, что кто-то пытается оправдать отказы от найма "русских" на работу указаниями, якобы инициированными раввинатом. "Раввинат вообще не занимается вопросами найма и увольнения работников", - добавили в совете.

 

В свою очередь авторитетный раввин Йоэль Шварц разъяснил "Вестям", что "среди всех функций официанта есть только одна, которая может нарушить кашрут: открывание бутылки с вином". Однако, по его словам, во многих отелях и ресторанах с этой проблемой справляются, не нарушая прав работников.

 

История в Кармиэле глазами владельца сети "Шницелия"

В сети "Шницелия" пояснили, что она представляет собой компанию франчайзинга: "Мы предоставляем частным владельцам право на использование нашего бренда. Однако каждый получатель лицензии является самостоятельным предпринимателем и руководит персоналом автономно".

 

Владелец сети и ее генеральный директор Йегуда Альмозалинос сказал, что узнал о случившемся лишь из прессы.

 

"В числе обладателей нашей лицензии есть представители самых различных общин и национальностей, - пояснил он "Вестям". - Я потрясен случившимся, мы сейчас проводим проверку фактов вместе с руководителем отделения в Кармиэле и предпримем надлежащие меры. Мы не расисты, мы не дискриминируем людей из-за их происхождения, вероисповедания, пола и уж точно не даем подобных предписаний тем, кто получает от нас лицензию".

 

Йегуда Альмозалинос подчеркнул, что ему "искренне жаль, что этот постыдный случай произошел в нашей сети". И, пользуясь случаем, передал "извинения и сожаления семье обиженной девушки".

 

История в Кармиэле: юридический аспект

 

Семья девушки подала иск в суд по трудовым конфликтам, потребовав 120.000 шекелей компенсации за пережитые унижения.

 

Иск подан с помощью адвокатов Инбар Афек и Эллы Бар-Хаим из бюро Mei Law. 

 

Адвокат Инбар Афек считает, что в данном случае речь идет о "расизме в чистом виде" и "дискриминационных ограничениях, противоречащих закону". Она считает, что пережитые унижения "оставили шрам в душе девушки".

 

 

 

Самое интересное