Меню
Фото: shutterstock
Парадокс Караченцова, или как в Израиле лечат травмы головы
Никакая другая травма не меняет личность человека так, как мозговая. Пример тому - история российского актера Николая Караченцова. В Израиле таких больных лечат не только лекарствами, но и... строгостью, кроссвордами, высаживанием цветов

Несколько лет назад кумир русскоязычных израильтян Николай Караченцов лечился в реабилитационной больнице "Левинштейн" в Раанане. Очевидцы рассказывали, что вне тренажерного зала актера окружали теплом и любовью, а в тренажерном - строгостью, как остальных больных.

 

Строгость – часть лечебной стратегии, поясняет ведущий врач отделения реабилитации черепно-мозговых травм в больнице "Левинштейн" доктор Марина Мотин. Она автор научных работ, лектор Тель-Авивского университета, врач-реабилитолог с почти 25-летним стажем. И вот как ответила на вопросы "Вестей".

 

 – Какие обстоятельства чаще всего приводят к травме головы? Чего опасаться?

 

- Конечно же, дорожные аварии. На втором месте – падения. Ну а на третьем в Израиле – боевые ранения.

 

Травма головы редко случается сама по себе, обычно она сочетается с переломами, повреждениями позвоночника, внутренних органов.

 

- Есть ли надежда у таких больных?

 

- Надежда всегда есть. Наша больница специализируется на тяжелых случаях, большинство пациентов поступают прикованными к постели. 95 процентов покидают больницу на своих ногах.

 

- Израильская система реабилитации славится в мире, достаточно вспомнить успехи наших спортсменов-параолимпийцев... Есть какие-то уникальные методы, наверное?

 

- Дело не в уникальных методах, а в коллективной работе. У нас с больным работают не только врачи, но и логопеды, физиотерапевты. Для некоторых профессий даже нет названия в русском языке.

 

Например, "рипуй бе-исук" часто переводят как "трудотерапия". Это неверно. Больные не клеют коробочки. Правильнее назвать этот метод когнитивной реабилитацией. Понимаете, при мозговой травме нарушается не только речь или, скажем, походка, но и память, внимание - то есть когнитивные функции мозга. 

 

У нас больным дают решать кроссворды, легкие задачки. Если человек до травмы неважно учился, тогда в ход идут развивающие игры. Вот этим и занимаются специалисты по когнитивной реабилитации. Попутно они восстанавливают и функции рук. Например, у человека пострадала мелкая моторика, плохо работают пальцы – тут поможет, скажем, высаживание цветов.

 

Занятие с пациентом в лечебном саду больницы "Левинштейн"
Занятие с пациентом в лечебном саду больницы "Левинштейн"

 

Оздоровление через интересную деятельность – важная часть реабилитации.

 

- Из бесед с российскими инвалидами складывается впечатление, что в России больше уповают на лекарства. Это правда?

 

- Впечатление правильное. А еще мне кажется, что там вообще нет системы реабилитации. Я сужу об этом по крайней запущенности больных, которые приезжают к нам из России. Их пичкают лекарствами, о которых мы здесь даже не слышали.

 

В последние десять лет и в Израиле стали применять больше лекарств для реабилитации. Но нельзя без конца пичкать человека таблетками. У каждого препарата есть побочные действия. Поэтому лекарственное лечение должно сочетаться с другими методами реабилитации.

 

- Есть ли среди больных "ленивые", те, кто не хочет вкладывать усилия в свое восстановление, а полагается только на лекарства и врачей?

 

- Дело не в лени. Травма головы отражается не только на физическом состоянии, но и на поведении. Каждый пострадавший в определенный момент переживает депрессию. Когда его уже вытащат с того света, когда исчезает угроза смерти, человек начинает задавать себе вопросы: почему я? за что мне такое наказание?

 

Лучше, чтобы этот период наступил еще в больнице. Тогда легче помочь. Специально для этого в штате есть психиатр и психолог. Значительно тяжелее, когда депрессия наступает дома. Справиться с этим состоянием амбулаторно труднее.

 

 - Какова роль родных в восстановлении пострадавшего?

 

- Мы говорим: без семьи нет реабилитации. На первой встрече с семьей я всегда прошу и даже требую: не пытайтесь сами лечить больного, не донимайте его вопросами, какой сейчас месяц и день недели, сколько у него детей и почему он не помнит, о чем вы говорили вчера. Оставьте эту работу врачам, говорю я. Ваша задача – окружить родного человека теплом и любовью. Обнимайте его, целуйте. Больной должен чувствовать, что требования к нему предъявляет только одна сторона – медики.

 

Да, мы требуем от больных многого. И пусть иногда они сердятся на нас, но это тоже часть лечения. Мы не разрешаем пропускать занятия лечебной физкультуры или встречу с логопедом. Говорим: завтрак – только до 8.30, позже еду не получишь. Больной должен знать границы дозволенного. Ему трудно соблюдать режим, тяжело работать на занятиях. Но строгость помогает мобилизовать силы, потакание – сводит их на нет.

 

- А страдаете ли вы, когда видите горе семьи и больных?

 

- В первые годы во время встречи с семьями больных я рыдала вместе

с ними. Когда мать или отец начинали рассказывать мне про своего 18-летнего сына, бездвижно лежащего в моем отделении, я не могла сдержать слез. Но однажды поняла, что это мешает работе. Как раз тогда была череда терактов, и после взрыва в автобусе я услышала по радио выступление психолога. Она сказала: "Если я буду на все реагировать лично, то не смогу помогать пострадавшим. Жалеть их – дело родных, а мой долг – оказывать профессиональную помощь".

 

- Когда на лечение в Израиль приезжал Николай Караченцов, я слышала мнение: если бы он поступил к израильским специалистам раньше, его состояние было бы лучше. Это правда?

 

- Я не вправе говорить о конкретных случаях, но в целом чем раньше начата реабилитация, тем лучше результаты.

 

К счастью, в Израиле при тяжелых травмах человек получает лечение немедленно. Но вот при легких травмах головы картина иная. Не все врачи посылают пациентов на обследование вовремя. Приходит такой человек к семейному врачу, жалуется: голова болит. Доктор смотрит: руки-ноги на месте, все функционирует. Дает совет: отдыхайте, пейте побольше воды, в крайнем случае примите обезболивающее... А между тем даже легкие мозговые травмы могут иметь неприятные последствия.

 

– В быту люди часто ушибают голову. Ребенок во время игры может удариться, взрослые делают что-то по дому, скажем встают на стул сменить лампочку и падают. Наши действия в таких случаях?

 

- Многое зависит от возраста. Если упал ребенок, но потом не жалуется на головную боль, тошноту, головокружение, то достаточно просто понаблюдать за ним. Если жалуется – то, конечно, идти к врачу.

 

Большая проблема с пожилыми людьми. Они часто падают без видимых причин, но за этим может крыться нарушение ритма сердца, проблемы с почками. Лично я считаю, что каждый пожилой человек после падения должен оказаться в приемном покое и пройти обследование.

 

Если во время приступа упал и ушиб голову больной эпилепсией, нужно вызвать скорую и ехать в больницу.

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Парадокс Караченцова, или как в Израиле лечат травмы головы"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий