Коронавирус и ваши права
Симон Шехтер. Фото: meta4.co.il

9 минут о 9 мая: фильм репатрианта объяснил Израилю раз и навсегда, что мы празднуем

Сын бывшего советского отказника Симон Шехтер снял документальный ролик на иврите, который объясняет смысл праздника 9 мая, до сих пор непонятного коренным израильтянам. Интервью "Вестям"

Игорь Молдавский |
Опубликовано: 09.05.20 , 10:44
Симон Шехтер. Фото: meta4.co.ilСимон Шехтер. Фото: meta4.co.il
Симон Шехтер. Фото: meta4.co.il
День Победы в этом году в Израиле проходит почти незаметно. На это есть ряд объективных причин – коронавирус, запрет на массовые мероприятия, и так далее. О традиционных парадах и церемониях памяти в 2020 году пришлось забыть – до лучших времен.
И тем не менее, кажется, что дело не только в этом. Даже несмотря на то, что в 2018 году в кнессете был утвержден закон, превративший День победы в государственный праздник в еврейском государстве, два года спустя депутатам-репатриантам пришлось обратиться к председателю парламента с официальной просьбой не забыть про 9 мая и отметить его хотя бы скромной церемонией.
Дело здесь, наверное, даже не в эпидемии, а в том, что этот праздник, который так дорог для каждого выходца из стран бывшего СССР, воспринимается в Израиле с настороженностью. Не как пресловутый и пугающий "новигод", конечно, но все равно он воспринимается как нечто чужеродное и к еврейскому государству отношения не имеющее.
Именно попытке объяснить коренным израильтянам доступным языком, чем является для русскоязычных израильтян праздник Победы, и посвящен небольшой документальный фильм, длительностью всего 9 минут, который снял сценарист и креативный директор Симон Шехтер.
Биография автора фильма примечательна. Симон родился в 1976 году в бывшем СССР, еще не зная, что всего через 5 лет ему, вместе со всей семьей, предстоит стать "отказником". Вплоть до репатриации в 1987 году его отец Давид был активистом подпольного еврейского движения в Одессе: публиковался в еврейском самиздате, ставил Пуримшпили, преподавал иврит и играл в кошки-мышки с КГБ.
После репатриации Шехтер-старший стал одним из самых известных людей в только зарождавшейся русскоязычной прессе Израиля: редактировал газеты и журналы, публиковался на русском и на иврите, написал книгу о зарубежных поездках премьер-министров страны. Последние 10 лет Давид Шехтер возглавляет пресс-службу Еврейского агентства Сохнут.
Не менее известен в нашей стране и дядя Симона – Яков Шехтер, писатель, составитель поэтических сборников и председатель тель-авивского клуба литераторов.
Не мудрено, что в такой семье путь Шехтера-младшего в сценаристы и креативные директоры был чем-то почти само собой разумеющимся.
- Симон, братья Шехтеры – люди известные, о вас мы знаем чуть меньше. Начнем с рассказа о себе?
- Когда вы говорите о братьях Шехтерах, то имеете в виду моего отца – Давида и моего дядю Якова? Потому что есть и другие братья Шехтеры – следующее поколение. Это я, Симон Шехтер и мой брат Эмануэль. Вместе мы работаем в продюсерской компании "Метафора". Занимаемся съемкой контента для музеев, центров для посетителей, естественно – кино, с акцентом на документальные съемки и фильмы. И нас обоих очень интересует тема еврейского героизма.
- Откуда возник этот интерес?
- Из дома. Наш дед – ветеран, принимал участие в битве на Курской дуге. Был ранен во время войны, осколок остался в локтевом суставе, сделав его инвалидом. Даже будучи инвалидом Великой Отечественной, в Советском Союзе он неоднократно сталкивался с проявлениями антисемитизма и презрительным отношением: вы евреи, мол, не воевали. "Где вы пересидели войну? В Ташкенте?", - говорили ему. Но мы в семье знали правду и росли на рассказах деда о той войне.
12 лет назад мы начали готовить материалы для Музея героизма еврейского воина в Латруне. Создание этого музея ведется до сих пор, к сожалению – медленными темпами. Церемония закладки первого камня состоялась еще в 2003 году, сейчас там заканчивают подготовку последних элементов экспозиции. Работая над созданием контента для музея, мы еще более прониклись темой еврейского героизма. Нами подготовлена экспозиция второго зала музея, который будет рассказывать историю Красной армии и еврейских бойцов в ней. Кроме того, мы делали и экспозицию четвертого зала, который расскажет о деятельности борцов гетто и еврейского подполья.
- Насколько мне известно, и здесь не обошлось без фильмов на эту тему?
- Мы сняли фильмы по следам работы над обеими экспозициями. Несколько лет работали над фильмом, посвященным восстанию в Варшавском гетто, в котором рассказываем истории организаторов бунта. Буквально на прошлой неделе глава правительства принял решение, что этот фильм войдет в обязательную программу изучения для экзаменов на аттестат зрелости. Почти готова к выпуску и лента, которую мы сняли на базе материалов "советского" зала. В ней мы рассказываем историю еврейского партизана Леонида Беренштейна. Он был командиром партизанского отряда, который пустил под откос 50 гитлеровских поездов и обнаружил секретный полигон, где проводились испытания ракет Фау-1 и Фау-2 – последней надежды Гитлера одержать победу в войне. Этот проект для нас особенно важен именно потому, что на его примере мы рассказываем историю евреев, сражавшихся в рядах Красной армии и показываем, что это тоже - часть еврейской истории.
לאוניד ברנשטייןלאוניד ברנשטיין
Леонид Беренштейн в 2014 году. Фото: Гиль Нехуштан
- После 30 лет большой алии в этом все еще нужно убеждать?
- В израильском сознании эти люди все еще не воспринимаются как часть еврейского героизма. В представлении многих они - часть истории Второй мировой войны, бойцы "другой армии", символы "другого" героизма - истории, которой имеет опосредованное отношение к Катастрофе. Неспроста строительство Музея героизма в Латруне продолжается столько лет, и его организаторы с трудом собирают пожертвования. Когда в 1990-е годы в Израиль приехали ветераны, и 9-го мая, надев ордена, вышли на свои импровизированные парады победы, люди смотрели на них и иронизировали: "Это что такое? Пурим вроде прошел, так что это за пиджаки с орденами?"
Это правда, что ветераны не бежали, подобно Аббе Ковнеру, из гетто, и не были брошены в лагеря смерти из-за своего еврейского происхождения. Они не участвовали в восстании Варшавского гетто. Их не преследовали за то, что они евреи, и сражались они во имя других идеалов.
- И что вы отвечаете на эти доводы?
- Что под их солдатской формой "другой" армии все равно бились еврейские сердца. Эти люди ощущали себя евреями, им не давали забыть об этом и во время войны. Будь то антисемитские высказывания однополчан, или на местах массовых расстрелов евреев. Или, когда они открывали ворота Освенцима и Майданека, прекрасно понимая, что на месте только что освобожденных ими узников лагерей смерти могли быть и они сами. Даже когда они пытались забыть о своих еврейских корнях, даже когда меняли имена (тот же Беренштейн всю войну прошел под именем Владимир Васильев) – окружение не давало им забыть, кто они на самом деле.
Нам важно донести до коренных израильтян, что, если бы Красная армия не остановила нацистов, не было бы ни Дня победы, ни провозглашения еврейского государства в 1948 году. Известно, что в подмандатной Палестине готовились к возможному вторжению гитлеровцев с севера, была даже разработана программа "Кармель" (или "Последняя крепость"). Люди должны понимать, кому они должны быть благодарны за то, что нацисты не вошли в Палестину.
- Но прогресс все же наблюдается?
- Нет сомнения. Можно вспомнить очень солидное мероприятие в Латруне, которое прошло несколько лет назад в честь 70-летия победы. Молодое поколение все больше проникается – и здесь надо отдать должное работе таких общественных организаций, как "Культурная бригада" и "Полуторное поколение". Их активисты делают очень важную работу: публикуют истории ветеранов и их подвигов, навещают их, помогают, не оставляют в одиночестве. Но работы еще много. Особенно, если сравнивать с заслуженной известностью других героев Второй мировой, имена которых знают в Израиле все: Хана Сенеш, Абба Ковнер и другие. Но имя героя Советского Союза Якова Крейзера здесь мало кому что-то говорит. Даже о разведчике Леопольде Треппере, именем которого нужно называть даже не улицы, а целые города – никому не известно, хоть он похоронен здесь, в Израиле – в Иерусалиме.
- Расскажите о ролике, который и стал причиной нашего разговора: как родилась идея, где он будет показан?
- Этот ролик был сделан в рамках проекта, который называется "Еврейские даты" и подготовлен под эгидой "Культурной бригады". Проект очень интересный, он пытается рассказать коренным израильтянам о традициях и праздниках различных общин, вернувшихся в еврейское государство из галута. Каждая такая община привезла с собой праздник, памятную дату, о которой стоит узнать всем. Так же, как обычай празднования Мимуны привезли из Северной Африки, так традицию отмечать 9 мая русскоязычные евреи привезли из своей страны исхода. Это только два примера – есть и другие праздники, которые "репатриировались" из стран диаспоры и о которых рассказывается в рамках этого проекта.
- В последние годы и в России, и в мире все громче говорят о "путинизации" Дня победы и превращении когда-то народного праздника в праздник политический. Ваше мнение?
- Действительно, наблюдаются попытки российских властей не только "присвоить" себе 9 мая, но и - вообще историю Второй мировой войны, и Катастрофы – в том числе. Может ли это сказаться на восприятии этих событий здесь, в Израиле? Не думаю. Потому что смысл этого праздника и его уроки не меняются, они по-прежнему с нами. Любовь к родине, готовность к самопожертвованию, дружба, военное братство – это и есть уроки 9 мая, которые мы взяли от этого праздника. Потому что медали, парады и цветы для ветеранов – это внешние атрибуты, не более того.
Мы хотим сохранить истории еврейского подвига во время Второй мировой для следующих поколений. Эти примеры мужества и героизма не должны быть забыты. В конце концов, и в современной России хотят запомнить этот праздник именно так. Вспомним хотя бы зарождающуюся традицию, когда на парадах в России видно все большее количество детей и внуков ветеранов, которые выходят на улицы с портретами своих героев в руках. Вот этому мы можем поучиться у россиян, несмотря на всю критику, которая имеется по поводу путинского режима и многого из того, что происходит в современной России. Причем, в Израиле мы прекрасно умеем это делать, когда речь идет о солдатах, павших в борьбе за нашу страну. Понятно, что не следует смешивать исторические события и даты. Но вместе с тем, кажется, что герои той войны заслуживают свою память и свои почести и здесь, в еврейском государстве.

0 - обсуждения статьи