Меню
Даты
Photo: AFP
Ясер Арафат
Photo: AFP
Символ без наследия: что осталось от "дела Арафата" за 13 лет
Из Арафата пытались сделать "великого вождя", подобного Ленину. И не просто так...

 

Вождь и учитель. Фото: EPA
Вождь и учитель. Фото: EPA

За тринадцать лет, минувших с момента смерти Ясера Арафата, померкло не только его имя, но и дело. Хотя в Палестинской автономии продолжают отмечать "смерть легендарного вождя", руководство ФАТХа, бесспорным символом которого Арафат оставался долгие годы, старательно дистанцируется от "образа человека в куфие".

Проявляется это не только в том, что современные лидеры предпочитают галстуки и европейские костюмы. В руководстве ПА остается все меньше соратников Арафата – часть из них ушли на покой (в том числе и на вечный), часть были изгнаны, главным образом в Иорданию.

 

Сменивший Арафата во главе палестинского руководства Абу-Мазен (Махмуд Аббас) не был столь близок (и не только идеологически) к "раису", как представляется сегодня. Между ними существовали серьезные разногласия по поводу "продолжения борьбы". И если Арафат считал единственным аргументом оружие, то Абу-Мазен допускал и дипломатию. И Арафат, как говорили в "старой гвардии", недолюбливал своего будущего преемника за "мягкотелость". Впрочем, он и преемником его не считал.

13 лет без Арафата. Фото: AFP
13 лет без Арафата. Фото: AFP

После смерти "раиса" Абу-Мазен, оставшийся единоличным кандидатом в преемники, сделал все, чтобы подчеркнуть величие своего предшественника и тем самым укрепить и свой авторитет как "человека, который всегда был рядом". Абу-Мазен не случайно учился в Москве. Вероятно, процесс мифотворчества ему был хорошо знаком.

 

В результате Арафат был объявлен "отцом нации", ему возвели мавзолей в правительственном комплексе Рамаллы (муката), а также открыли музей, экспозиция которого рассказывает "о жизни и борьбе вождя".

 

Абу-Мазену мертвый Арафат нужнее, чем живой. Он уже не может навредить, но, оставаясь символом, может быть использован для укрепления ныне действующей власти.

 

Из "старой гвардии" в руководстве ПА осталось не очень много людей. А те, что остаются, уже не имеют большего веса. Набиль Абу-Рудейна выступает спикером ООП. Джибриль Раджуб, переживший взлеты и падения, сегодня больше представительская фигура, нежели обладающая какими-либо полномочиями. Саиб Арикат, возглавлявший переговорный процесс с Израилем, тяжело болен и недавно перенес операцию по пересадке легких.

Баргути. Фото: АР (Photo: AP)
Баргути. Фото: АР
 

Единственный, кто сегодня воспринимается "верным арафатовцем", - Маруан Баргути, лидер "Танзима", еще при жизни считавшимся возможным преемником "раиса". Но Баргути отбывает пять пожизненных сроков заключения и вряд ли представляет угрозу 82-летнему Абу-Мазену.

 

Вместе с тем Абу-Мазен хорошо осведомлен о том, насколько Баргути популярен в ФАТХе и в автономии. И не случайно он блокирует периодически организуемые демонстрации солидарности с Баргути. Выступая в поддержку палестинских заключенных, нынешний лидер ПА не упоминает о "заключенном номер 1" – Баргути.

 

Газа вспоминает Арафата. Фото: ЕРА
Газа вспоминает Арафата. Фото: ЕРА

Для простых палестинцев Арафат - фигура, подобная Ленину в советский период. Им восхищаются, гордятся, хотя никто точно не может сказать, что же такого он сделал для своего народа. Однако сравнивают Арафата, разумеется, не с Лениным, а... с Бен-Гурионом. Хотя сравнение такое более чем проблематично. И если уж кто-то заслуживает подобной параллели, то экс-премьер ПА Салам Файяд, благодаря стараниям которого появились государственные учреждения автономии.

 

Сегодня в наследники Арафата – непримиримого борца с "сионистской оккупацией" – претендует ХАМАС. И не случайно именно в Газе мероприятия по случаю смерти Арафата прошли с особой помпой.

 

 Вернуться на главную страницу

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Символ без наследия: что осталось от "дела Арафата" за 13 лет"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий