Меню
Вести

Израильские партии обмениваются голосами избирателей: как это работает

В чем принцип системы перераспределения голосов и почему ею не все довольны

Лидеры Кахоль-Лаван и блока Авода-МЕРЕЦ-Гешер Бени Ганц и Амир Перец. Фото: Раанан Коэн
Лидеры Кахоль-Лаван и блока Авода-МЕРЕЦ-Гешер Бени Ганц и Амир Перец. Фото: Раанан Коэн

Партия Кахоль-Лаван заключила в среду, 12 февраля, соглашение с блоком Авода-Гешер-МЕРЕЦ о перераспределении остаточных голосов. Это последнее соглашение такого рода, заключенное перед выборами в кнессет XXIII созыва, назначенными на 2 марта.

 

Лидер партии Авода Амир Перец, комментируя соглашение, заявил: "Мы не можем позволить себе упускать голоса, необходимые для смены правительства. Договариваясь с Кахоль-Лаван, мы исходили не из сравнительных размеров партий, а из того, сколько мандатов необходимо для будущей коалиции". 

 

Ранее аналогичное соглашение было заключено между партией Ликуд и блоком Ямина. Ожидается, что в ближайшее время об остаточных голосах

договорятся ШАС и Яадут ха-Тора


Две представленные в кнессете XXII созыва партии остались без партнеров по распределению остаточных голосов. Это Наш дом Израиль и Объединенный арабский список, не подписавшие соглашения ни с кем (напомним, что перед предыдущими выборами в кнессет НДИ заключила соглашение с Кахоль-Лаван). Нет партнера и у партии Оцма йегудит во главе с Итамаром Бен-Гвиром.

 

Отметим, что партии договариваются об остаточных голосах перед каждыми выборами в кнессет. Это одна из особенностей израильской электоральной системы. Напомним о том, как работает принцип перераспределения, а заодно и о том, почему его считают недемократичным.

 

Особенности выборов в Израиле: голосовали за одну партию - голос ушел к другой

 

В израильской избирательной системе есть немало своеобразных правил. Одно из них - соглашение об остаточных (или излишних, как их иногда называют) голосах - "хескем ха-одафим". Речь идет о юридическом процессе, который позволяет перераспределять голоса после выборов. То есть одна партия может отдать излишек голосов другой. Или получить недостающие.

Подсчет голосов. Фото: Алекс Гамбург
Подсчет голосов. Фото: Алекс Гамбург
 

После подсчета всех голосов, поданных на выборах, они распределяются между партиями, которые сумели преодолеть электоральный барьер. В настоящее время электоральный минимум составляет 3,25% общего количества голосов, что соответствует 4 депутатским мандатам.

 

Исходя из полученных голосов, определяются все 120 депутатов кнессета. Но чаще всего складывается ситуация, что после определения числа мандатов, полученных той или иной партией, у нее остается излишек или недостаток необходимых голосов.

 

Как это работает

 

Поясним на условном примере. Скажем, стоимость одного мандата - 5 голосов. Если партия получила 27 голосов, то она проведет 5 депутатов. При этом у нее останется 2 лишних голоса. Но будь у нее еще 3 голоса, то депутатов могло бы быть 6. Соглашение об остаточных голосах как раз и предполагает ситуацию, при которой излишний голос может быть передан в пользу другой партии, которой чуть-чуть не хватает бюллетеней до еще одного мандата.

 

Но кто в этом случае получает остаточные голоса? На этот счет тоже существует правило: получает тот, кому меньше требуется для дополнительного мандата. Если, скажем, одной партии нужно 4 голоса, а другой 2, то получит та, которой требуется меньше.

Избирательные бюллетени. Фото: Алекс Гамбург
Избирательные бюллетени. Фото: Алекс Гамбург
  

И это еще не все. Перераспределение голосов возможно только между партиями, преодолевшими электоральный барьер. Соглашения подписываются до выборов (они должны быть поданы в Центризбирком как минимум за 10 дней до дня голосования), а вступают в силу только после подсчета всех голосов.

 

В случае, если одна партия преодолела барьер, а другая нет, остаточные голоса не получит ни одна из них - даже если до преодоления барьера партии не хватило 0,01%. Все поданные за нее голоса попросту аннулируются, пропадают. Проще говоря, идут в мусор.

 

Кому выгодно соглашение об остаточных голосах

 

Как правило, от соглашения выигрывают крупные партии: они и барьер проходят уверенно, и голосов набирают больше. Поэтому крупные партии пытаются подписать соглашения с мелкими, как правило - идеологически близкими.

Подсчет голосов. Фото: Алекс Гамбург
Подсчет голосов. Фото: Алекс Гамбург
 

Однако подобная тактика содержит элемент риска: малая партия может остаться за электоральным барьером. Так, например, произошло в 2003 году с партией Шинуй во главе с Томи Лапидом: она подписала соглашение с Партией зеленых, но та в кнессет не пробилась. И Шинуй недосчитался одного мандата, хотя до его получения не хватало совсем немного.

 

Мандаты и идеология

 

На выборах в кнессет XII созыва Моледет и Цомет не захотели подписывать соглашения друг с другом, что лишило их мандата, который в итоге оказался у партии Авода. И это обстоятельство вряд ли обрадовало правый электорат не сумевших договориться партий.

 

Практика показывает, что партии не заключают (за редчайшими исключениями) соглашения со своими политическими оппонентами. Левые и правые ищут партнеров внутри своих лагерей, чтобы мандаты не уходили к идеологическим противникам.

 

Насколько это демократично?

 

Систему, позволяющую перераспределять остаточные голоса, давно подвергают критике, в том числе и за нарушение демократических принципов. Ведь такая система разрешает засчитывать одной партии голоса, поданные за другую. При этом избирателя никто не спрашивает, а согласен ли он на то, чтобы его голос, поданный, например, за Ликуд, достался блоку Ямина. И наоборот.

 

С другой стороны, доля остаточных голосов в общем "электоральном пироге" настолько мала, что говорить о каких-то глобальных нарушениях трудно. С учетом того, что соглашения подписываются между идеологически близкими партиями, повлиять на общую ситуацию в кнессете такая система не может.