Меню
Алекс Авербух
Алекс Авербух 20 лет спустя: "Я раскрылся в Израиле" - интервью
Один из самых успешных спортсменов в истории Израиля рассказывает о том, как сложилась его судьба

Александр Авербух. Фото: Оз Муалем
Александр Авербух. Фото: Оз Муалем

Трехкратный чемпион Европы по прыжкам с шестом Александр Авербух 3 августа отметил свое двадцатилетие в Израиле. Как сложилась судьба одного из самых успешных спортсменов в истории страны? Как он попал в элиту мирового спорта? Что изменилось с тех пор? Об этом - в эксклюзивном интервью.

 

В начале августа 1999 года Александр Авербух побил рекорд Израиля, взяв планку на высоте 5,81 м. Но результат не был засчитан - новый репатриант получил израильский паспорт лишь на следующий день. Через три недели на чемпионате мира в Севилье он показал лучшее выступление в карьере, завоевав бронзовую медаль.

 

- Мое знакомство с Израилем началось раньше, в 1996-м, - вспоминает Александр Авербух. - Я был на чемпионате Европы по семиборью в Севилье, взял 5,60 в прыжках с шестом. После соревнований ко мне подошли представители Израиля. Людей-то с фамилией Авербух в России было немного. Это в Израиле только в моем доме два Авербуха.

 

В общем - поговорили. Потом мне звонили, приглашали. В 1998-м я приехал на Открытый чемпионат Израиля, затем на международный старт в Хайфе. Мне тогда было 25. Я принял решение. Поехал сначала один, чтобы подготовиться, а спустя год приехали жена с дочкой.

 

- И все-таки в Израиль вы приехали не один, а вместе с тренером Валерием Коганом...

 

- С Валерием Романовичем - к сожалению, он недавно скончался в возрасте 69 лет - мы начинали работать еще в России. Оказалось, что у него брат-близнец живет в Израиле. Так что вместе приняли решение о репатриации. Все лучшие результаты, которые я показывал, были связаны с ним. База была заложена в десятиборье с моим отцом (Валерий Авербух - заслуженный тренер СССР и России. - Ред.). Но все успехи пришли при Когане.

 

- Каким он был?

 

- Это были не просто отношения ученика и тренера - я был знаком с его семьей. Он очень хорошо играл в настольный теннис, на уровне мастера спорта. Когда я с ним играл в первый раз, он победил меня обеденной тарелкой. Бывало, давал  мне фору в 19 очков. Но потом я все-таки выиграл у Валерия Романовича партию с нуля.

 

Мы многое прошли. Проводили тренировочные сборы в Узбекистане - на его родине, приезжали ко мне в Иркутск.  

  

"В сборной России посчитали израильскую медаль"

 

- Почему вы решили перейти из многоборья в прыжки с шестом?

 

- Тогда я тренировался в Краснодаре у Юрия Николаевича Волкова. Но он переехал, и у меня образовалась пауза в тренировках. В итоге я вернулся в Иркутск, и отец сказал, что в команде не хватает человека на международный матч по многоборью во Владимире. Меня заявили, и я соревнования выиграл, сразу попав в сборную.

 

На чемпионате Европы 1996 года в закрытых помещениях стал шестым. Но потом получил травму - и решили, что буду прыгать с шестом, чтобы было меньше нагрузки.

 

- Что изменилось после репатриации?

 

- Я приехал не топовым шестовиком, имея личный результат 5,70 м. Раскрылся уже в Израиле. Кстати, тогда произошел забавный момент. После того как я, выступая за Израиль, стал бронзовым призером чемпионата мира, старший тренер российской команды сказал: "Сегодня в нашей сборной четыре медали - три наших и одна израильская".

Александр Авербух. Фото: Орен Ахарони
Александр Авербух. Фото: Орен Ахарони

 

 - Как вас приняла новая страна?

 

- Мне помогали, все было устроено.

 

- Была какая-то стипендия?

 

- Сначала платили, как новому репатрианту, 5000 шекелей от Национального Олимпийского комитета. Клуб, за который я выступал, помогал с проживанием. Но сейчас, конечно, спортсмены получают в два-три раза больше.

 

- Можно сказать, что отношение к спорту в Израиле стало лучше?

 

- Думаю, да. И финансирование изменилось. В мое время у Федерации легкой атлетики был бюджет 5 млн шекелей, сейчас вдвое больше.

 

"Как ты можешь получать от нас деньги и критиковать?!"

 

- В прошлом году в прессе много писали о вашем конфликте с Федерацией легкой атлетики - Какой был повод?

 

- Мне предложили подписать контракт на 2500 шекелей. Я не понял, в чем дело. Потом дали 3300, затем дошли до другой суммы. Я сказал, что не согласен на понижение зарплаты, которая составляла тогда 7500 шекелей. 

Александр Авербух. Фото: Реувен Шварц
Александр Авербух. Фото: Реувен Шварц

Если бы мне сказали: "У нас сокращение, реструктуризация" - я бы еще как-то понял. Но меня начали обвинять в том, что я плохо работаю, но конкретных фактов не приводили. Похоже, искали повод. В итоге я контракт переподписывать не стал. Закончилось это увольнением.

 

- Вы догадываетесь о причинах?

 

- Могу предположить. В федерации мне нередко говорили: мол, как ты можешь получать от нас деньги и критиковать? Им не нравилось, когда я говорил, что до спортсменов должно больше денег доходить. Эти непонятные поездки на международные соревнования всем составом федерации, раздутые ставки - будто это не государственная организация, а частная лавочка. Я много говорил, много требовал.

 

"Главное - чтобы появилась профессия "тренер"

 

- Сегодня вы чем занимаетесь?

 

- У меня осталась работа в легкоатлетическом клубе "Лидер", я руководитель и тренер. Зная систему израильского спорта, я понял: если вкладывать в тренеров, то будут результаты. У нас сейчас работает 15 специалистов и около 300 учеников. Адва Коэн (заняла 5 место на 3000 м на чемпионате Европы - 2018) с нуля выросла в "Лидере" у тренера Романа Фердмана.

 

- Что нужно, чтобы начать заниматься в вашем клубе?

 

- Мы берем всех детей с 7 до 11 лет, которые хотят заниматься. Со временем уже определяем специализацию. Прежде всего учитываем пожелания самого спортсмена.

 

- Сколько стоят тренировки в "Лидере"?

 

- Месяц тренировок в нашем клубе, а это от двух до четырех раз в неделю, стоит 400 шекелей. Эта одна из самых низких цен среди клубов, хотя по рейтингу федерации мы на втором месте после тель-авивского "Маккаби".

 

- Когда к вам пришла идея создания Ассоциации тренеров Израиля?

 

- Восемьдесят процентов бюджета нашего клуба уходит на содержание наставников, остается мало денег на базовую поддержку самого спортсмена. Вся остальная финансовая ответственность - на родителях ученика, поэтому нужно решать тренерский вопрос. Я об этом говорил еще в 2000-м. После завершения спортивной карьеры продвигал закон о статусе тренера в кнессете. Проводил встречи с депутатами и в итоге открыл ассоциацию.

 

- Увольнение из федерации совпало с открытием организации...

 

- (Смеется.) Именно так и было, хотя эти события и не связаны между собой.

 

- Ассоциация уже начала работать?

 

- Мы подали документы, организация должна начать работать в ноябре.

 

- Чем это поможет тренерам?

 

- В Израиле сейчас работает около 30.000 тренеров и инструкторов. Наша ассоциация позволит обеспечить социальную поддержку - такую же,

например, как у преподавателя физкультуры в школе. Мы намерены также оказывать юридическую помощь, проводить курсы повышения квалификации, мастер-классы. На первую встречу к нам пришли 70 лучших тренеров страны. Есть поддержка Национального Олимпийского комитета и минспорта. Главное - провести закон в кнессет, чтобы в Израиле наконец появилась профессия "тренер".

 

Александр Авербух: краткая справка

  • Возраст - 44 года
  • Чемпионат мира: бронза 1999 (Севилья); серебро 2001 (Эдмонтон)
  • Чемпионат Европы: золото 2002 (Мюнхен); золото 2006 (Гетеборг)
  • Чемпионат Европы в помещениях: золото 2000 (Гент)

Александр Авербух. Фото: JIRO
Александр Авербух. Фото: JIRO

 

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Алекс Авербух 20 лет спустя: "Я раскрылся в Израиле" - интервью"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий
Самое интересное