Меню
Наталья Рохман, фото: пресс-служба полиции
Репатриантка из Ярославля защищает израильтян от насильников и мошенников
Офицер полиции Наталья Рохман только выглядит хрупкой. На самом деле она гроза преступников, защитница слабых, следователь с железной волей

Наталья Рохман. Фото: пресс-служба полиции
Наталья Рохман. Фото: пресс-служба полиции

День независимости Израиля Наталья Рохман будет отмечать в кругу семьи. А семьей для нее давно стали органы безопасности Израиля. Репатриантка из Ярославля, приехавшая в Израиль в 16 лет, исполнила свою мечту. Она стала полицейским следователем и спасает людей - от насилия, мошенничества, а иногда, как вы поймете из ее рассказа, даже от самих себя.

 

"Был случай, когда мы разыскивали мать 4 детей, которая в тяжелом душевном состоянии уехала из дома на машине и не отвечала на

звонки родных. В последний раз ее видели в районе лесного массива около Кармиэля. Это очень сложная местность для поисков пропавших, - рассказала "Вестям" следователь Рохман. - Я подняла по тревоге полицейские джипы, вертолеты, поиски были начаты моментально. Мы обнаружили женщину в автомобиле в ужасном состоянии, она пыталась покончить с собой. Мгновенно оказали ей медицинскую помощь, помогли психологически. Через несколько месяцев эта женщина неожиданно сама явилась в полицейское отделение. Оказалось: пришла поблагодарить. "Не знаю, что было бы сейчас со мной, с детьми, если бы вы тогда не остановили меня", - сказала она со слезами.

 

А недавно мы выследили мошенника, который выдавал себя за сотрудника "Амидара". Приходил к пожилым людям якобы починить что-то в квартире, они его принимали со всей душой, даже чаем угощали, а он их бездушно грабил. Отнимал последние деньги, выносил ценности. Мы поймали его с поличным - он как раз выходил из квартиры пожилого человека".

 

С самого начала работы в полиции Наталья Рохман вела много дел, связанных с преступлениями против детей. 

 

"Был у нас один подозреваемый. Он летом трудоустраивал девочек 13-14 лет, обещая заработок на каникулах, а потом насиловал их. Мы знали, что пострадавших было несколько, и нам нужно было собрать свидетельства, чтобы он не ушел от правосудия. Но этот тип преступлений отличается тем, что жертвы замыкаются в себе. Им тяжело вспоминать прошлое и они предпочитают все забыть.

 

Одна жертва насильника к тому времени подросла, но не смогла пережить травму, начала употреблять наркотики и на момент допроса находилась в закрытом реабилитационном центре. С полицией сотрудничать не хотела, и в какой-то момент я просто дала ей ручку и бумагу и предложила написать, а не отвечать на вопросы. Свидетельства, написанные ею, были очень тяжелыми и стали центральными в этом деле. Обвинительное заключение закончилось тюремным сроком. Для меня это было огромной победой".

 

"Помогло владение русским языком"

 

Рохман репартиировалась в Израиль из России одна, без родителей, по молодежной программе НААЛЕ. Она выросла в семье военных: ее отец был офицером Советской армии, мама тоже работала в гарнизонах. "Меня всегда окружали люди, для которых выражение "отдать долг родине" было не пустым звуком. Поэтому когда пришло время призыва в ЦАХАЛ, я пошла служить с радостью".

 

Армейскую службу Наташа прошла в ВВС, а после выхода в запас поступила в университет Бар-Илан на факультет криминологии. К тому времени она вышла замуж и родила дочь. "Учиться было непросто. У меня как раз родилась старшенькая, Эден. Пришлось сочетать учебу с уходом за малышкой. При этом я мечтала служить в полиции. Настолько, что еще во время учебы начала работать волонтером в Кармиэле с подростками-правонарушителями в рамках проекта "Сикуим", и довольно быстро стала координатором этого проекта во всем северном округе".

Наталья Рохман. Фото: пресс-служба полиции
Наталья Рохман. Фото: пресс-служба полиции
 

В то время Наталья подала свою кандидатуру на службу в полиции, но ей отказали. Тогда она попросилась волонтером в отдел расследований в полицейском участке Кармиэля.

 

"Русскоязычных сотрудников там не было, и полицейские испытывали большие трудности ввиду отсутствия переводчика. Так что мое знание языка очень пригодилось. А через год освободилась должность следователя, требовался человек с русским языком - и выбор естественным образом пал на меня. Так сбылась моя мечта. Мне тогда было 27 лет".

 

В 2007 году Наталью официально приняли на службу в полицию. Она начинала следователем по делам о мошенничестве, затем переключилась на сексуальные преступления. А в 2010 году ее перевели в отделение полиции в Нагарию, и она переехала туда с семьей.

 

За прошедшие годы Рохман закончила курс "Расследования и допросы" и настолько преуспела в работе, что даже преподавала в Полицейской академии Израиля.

 

Ее новая должность - глава отдела расследований в арабском секторе в полицейском отделении в Акко.

 

- В моем ведении находятся пять населенных пунктов на севере страны, с арабским мусульманским, христианским и друзским населением. Это очень непростая работа, сейчас я вхожу в курс дела.

 

- Есть мнение, что в некоторые арабские деревни даже мужчины-полицейские побаиваются приезжать, а тут хрупкая женщина... Не страшно?

 

- Подобная должность, разумеется, не дается людям без надлежащего опыта. Я не первый раз работаю с этой категорией населения: в Кармиэле мне также приходилось работать с арабской молодежью, в Акко большая часть населения - арабы, поэтому для меня это лишь очередная задача, а не прыжок в неизвестность.

Наталья Рохман. Фото: пресс-служба полиции
Наталья Рохман. Фото: пресс-служба полиции
 

Рохман воспитывает двоих детей: дочку (15 лет) и сына (10 лет). На вопрос о реакции детей на новое мамино назначение Рохман отвечает, что они уже не удивляются.

 

"Мои дети выросли с пониманием, что их мама - сотрудник полиции и у нее бывают неотложные дела, ради которых иногда приходится вскакивать из-за праздничного стола и мчаться на работу. Такое может произойти когда угодно, даже в день рождения детей... Но такая уж у нас служба. Нам приходится платить за нее огромную личную цену, жертвовать личными интересами. Но ведь кто-то должен выполнять эту работу, верно?

 

Разумеется, я не посвящаю детей во все подробности службы, но мне давно стало ясно: если не делиться с ними какой-то информацией, они будут чувствовать себя обделенными вниманием, замкнутся и перестанут мне доверять. А иначе как они поймут, ради чего я готова оставить собственную семью и нестись ночью на работу? Сегодня, когда дети подросли, мне немного легче, но когда они были маленькими, я не раз чувствовала угрызения совести.

 

К моему счастью, мои родители тоже репатриировались. Без их помощи я бы не справилась. Они переехали жить неподалеку и очень поддерживают меня".

 

Рохман говорит, что большая часть дел, с которыми она работает, не терпят отлагательства. Реагировать нужно сразу - выезжать на места происшествия, проводить допросы в любое время дня и ночи, чтобы как можно быстрее отдалить преступника от возможных жертв.

 

"Свободного времени у меня почти нет. Но когда оно выдается, мы с детьми используем каждую минутку для путешествий по стране. Очень любим походы, пикники, поездки на природу с палатками. Я, признаться, обожаю Израиль. И готова сделать все, чтобы люди здесь чувствовали себя в безопасности".

 

 

Самое интересное