Меню
Фото: shutterstock
Действительно ли завещание, написанное на тетрадном листке: судья Феликс Городецкий принял решение
Женщина завещала квартиру знакомой, родственница опротестовала завещание. Что решил суд

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Суд по семейным делам в Иерусалиме принял апелляцию женщины, опротестовавшей завещание своей пожилой родственницы. Об этом стало известно в среду, 9 января.

 

Среди вещей одинокой старушки был найден тетрадный лист с записью о том, что женщина завещает свою квартиру близкой приятельнице. Судья

Феликс Городецкий усомнился в том, что документ, который не был подписан покойной, действительно выражал ее последнюю волю.

 

Завещательница умерла в 2012 году в возрасте 76 лет. Тетрадный листок с написанным от руки текстом нашли в ее квартире лишь три года спустя. Согласно этому тексту, датированному 2011 годом, покойная завещала свое тело научным учреждениям, а квартиру – близкой приятельнице.

 

Приятельница обратилась в суд с ходатайством о признании записи завещанием. Однако дальняя родственница покойной, которая была ее законной наследницей, опротестовала ходатайство.

 

За и против

 

В суде женщина, упомянутая в записи, заявила, что познакомилась с покойной 40 лет назад, будучи ее студенткой. Между ними завязалась тесная дружба. По утверждению заявительницы, она была для покойной самым близким человеком.

 

Аргументом в пользу ходатайства служило то обстоятельство, что покойная написала документ собственноручно. Заявительница считала это убедительным выражением воли своей знакомой. Она также выразила мнение, что отсутствие подписи не мешает признать запись завещанием в соответствии с законом о наследовании ("хок ха-еруша").

 

Родственница, опротестовавшая ходатайство, утверждала, что документ не соответствует требованиям закона: нет уверенности в том, что его написала именно покойная, отсутствуют как заголовок "Завещание", так и подпись. Подозрение вызвало и то, что место для подписи, оставленное на листке, осталось незаполненным.

 

По утверждению законной наследницы, все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что речь идет о черновике, не обязательно выражающем последнюю волю покойной.

 

Эксперт-графолог, назначенный судом, подтвердил, что почерк, которым написан документ, принадлежит покойной. Несмотря на это, судья Городецкий не признал листок действительным завещанием.

 

Место для сомнений

 

Судья отметил, что документ не соответствует требованиям закона о наследовании, поскольку он не подписан. Хотя закон позволяет суду утвердить завещание даже при нарушении правил его составления, это возможно лишь при условии, если доказано, что документ отражает свободную и действительную волю завещателя. В данном случае судья не был в этом убежден.

 

Судья Феликс Городецкий обосновал свое решение так:

  • во-первых, с момента написания документа до смерти завещательницы прошло 1,5 года, но она не сочла нужным его подписать;
  • во-вторых, лист с завещанием не был вырван из тетради;
  • в-третьих, в конечном итоге покойная не стала жертвовать свое тело научным учреждениям;
  • в-четвертых, отношения между покойной и ее приятельницей постепенно охладели;
  • в-пятых, на документе отсутствовали заголовок и подписи свидетелей.

 

Судья сослался на прецедентное решение Верховного суда, которое предостерегало от признания завещаниями неофициальных личных документов. Судья пришел к выводу, что для признания листка последней волей покойной нет достаточных доказательств.

 

"Основной принцип законов о наследовании – исполнение воли покойного, – сказано в решении суда. – И мы обязаны уважать решение покойной не оставлять завещания".

 

Ходатайство о признании записи на тетрадном листе завещанием было отклонено. Приятельницу покойной обязали оплатить судебные издержки в размере 10.000 шекелей.

 

Читать подробнее на иврите здесь

 

 

Подготовил Даниэль Штайсслингер
Самое интересное