Меню
Судьбы
Рахель и ее сын
В Израиль – за мечтой: так христианка из Намибии стала счастливой еврейской мамой
"Я счастлива и не хочу жить нигде, кроме Израиля", - говорит Рахель, проживающая сегодня в поселении Кохав-Яаков

 

Рахель и ее сын у Пещеры праотцев в Хевроне
Рахель и ее сын у Пещеры праотцев в Хевроне
 

Израиль встречает алию из Намибии - африканской страны, которая обрела независимость в 1990 году и где проживает одна из самых малочисленных еврейских общин в диаспоре. По данным Еврейского агентства, евреев здесь – не более 100, да и то большую часть общины составляют израильтяне, прибывшие сюда на работу.

 

Тем не менее есть в Намибии и свои "сабры", коренные евреи. По крайней мере евреи, родившиеся на территории Африки. И вот теперь они возвращаются на историческую родину – в Израиль.

 

38-летняя Рахель Уинливаи – одна из них. Родилась она в ЮАР, но вскоре ее родители перебрались в Намибию, где Рахель выросла и жила до самого последнего времени.

 

- Я жила в Виндхуке – это столица и самый большой город в Намибии, - рассказала Рахель в интервью Ynet. – Жизнь там относительно спокойная, хотя, конечно, случалось всякое.

 

По словам Рахель, местная община – это несколько евреев, родившихся в самой Намибии, иммигранты из Южной Африки, а также израильтяне, которые там работают.

 

- У нас нет своего раввина, - продолжает она. – Есть молельный дом (его трудно даже назвать синагогой) – один на всю страну, а раввина
нет. Молитвы проводят люди, которые умеют читать Тору. Они же направляют все религиозную деятельность общины. Сюда даже ХАБАД пока не добрался.

 

Рахель рассказывает, что рождена она была в семье евангелистов-христиан. Но в Намибии девушка сблизилась с еврейской общиной и в какой-то момент захотела стать ее частью. Чтобы пройти гиюр (процесс перехода в иудаизм), требуются особые условия. И у Рахель было два варианта: либо вернуться в ЮАР, чтобы завершить процесс, либо просить МВД Израиля позволить прибыть в Израиль.

 

В МВД, получив ходатайство от Рахель и убедившись в искренности ее намерений, разрешение на репатриацию дали. И женщина два года назад прибыла в Иерусалим вместе со своим сыном.

 

- Я усердно училась, мне было все интересно и близко к сердцу. А тот день, когда раввинатский суд признал меня еврейкой, я считаю вторым днем своего рождения, - говорит Рахель.

 

Сейчас Рахель и ее сын живут в религиозном поселении Кохав-Яаков в округе Биньямин, примерно в 15 километрах от Иерусалима.

 

- Я счастлива и не хочу жить нигде, кроме Израиля, - говорит она. – Я живу еврейской жизнью в еврейском государстве. И мой сын обрел еврейский дом. Разве это не счастье для любой еврейской матери?