Меню
В студии Вести - Ynet

Авигдор Либерман в студии "Вестей": "Лучше перестраховаться, чем недооценить"

Министр обороны и лидер партии НДИ ответил на вопросы о готовности армии и тыла к войне, затронул тему субботних магазинов и оценил шансы своей партии на будущее

 

Авигдор Либерман в студии "Вестей"
Авигдор Либерман в студии "Вестей"

Министр обороны Израиля, лидер партии Наш дом - Израиль Авигдор Либерман ответил в студии "Вести - Ynet" на вопросы главного редактора "Вестей" Саши Виленского.

 

 

- Здравствуйте!

 

- Здравствуйте.

 

- Господин министр, мы встречались в этой студии несколько месяцев назад в преддверии праздника Рош ха-Шана, сегодня мы встречаемся в преддверии праздника Песах. И побеседуем о наиболее важных вещах, которые случились в нашей стране. Естественно, начнем с вопросов безопасности. Последнее по времени происшествие случилось на юге. На конференции, которая была посвящена 70-летию государства и была организована медиаконцерном "Едиот ахронот" и сайтом Ynet, вы сказали, что юг защищен гораздо лучше, чем север, в него вкладывалось в 37 раз больше, чем то, что вкладывалось в систему безопасности на севере. И вот вчера мы стали свидетелями такого инцидента, когда сработала система ПРО "Железный купол", но сработала на какие-то выстрелы на тренировочной базе ХАМАСа. Как объяснить это?

 

- То, что система "Железный купол" сработала, объясняется тем, что лучше быть более бдительными, лучше перестраховаться, чем недосмотреть.

 

Все, что вы сказали, – совершенно точно. Самый защищенный тыл в Израиле – он на юге, поскольку после трех проведенных на юге операций государство наконец созрело и вложило действительно внушительные суммы на укрепление тыла. Что же касается севера, то вспомним старую русскую пословицу: "Пока гром не грянет, мужик не перекрестится". Я не знаю, чего государство дожидается – третьей ливанской войны? Причем нужно понимать, что количество вооружения, мощность вооружения, дальность ракет, которыми располагает "Хизбалла", – это все гораздо более серьезно, чем то, что есть на юге.

 

Я разговаривал с минфином, мне удалось в борьбе за бюджеты выбить 150 миллионов шекелей на 2018 год, чтобы заделать какие-то прорехи. А для реального решения проблемы нужен как минимум пятилетний план, пять миллиардов шекелей – по миллиарду в год – вложить в укрепление тыла на севере нашей страны.

 

Хочу подчеркнуть, что не только с точки зрения военной угрозы, но и с точки зрения землетрясений - север находится в зоне Сирийско-Африканского разлома, так что не нужно дожидаться какого-то происшествия, чтобы начать вкладывать.

 

- Беспрецедентная сумма, выделенная американским конгрессом, – 705 миллионов долларов, – она может как-то помочь в решении проблемы обороны севера?

 

- Это не имеет никакого отношения к северу, эти деньги мы будем вкладывать в развитие системы ПВО, противовоздушной обороны, которая предназначена для перехвата баллистических ракет, ракет дальнего радиуса действия, включая неконвенциональные ракеты. Очень сложная система, и мы благодарны американскому конгрессу за эту беспрецедентную помощь.

 

Это еще и престижно получить такие деньги, это означает, что американский конгресс верит в наши технологические и научные возможности, и поскольку это их деньги, они, естественно, будут иметь доступ ко всем нашим разработкам, ко всем ноу-хау. А нам позволит сосредоточиться на работе, чтобы не болела голова, откуда взять еще средства на развитие этих очень и очень сложных систем.

 

- Ну, головной боли от поиска ответа на вопрос, откуда взять деньги, нам всегда хватает. Полгода назад вы определили Иран как нашу главную стратегическую угрозу, и с тех пор Иран так и остается главной опасностью для нашей страны.

 

- Я хочу вас поправить, Иран является угрозой не только для Израиля, но и для мирового сообщества. Только три дня назад Иран обстрелял Эр-Рияд ракетами с территории Йемена, занятой хуситскими племенами. Иран подрывает безопасность всех стран на Ближнем Востоке, поэтому он является прямой и непосредственной угрозой для всего мирового сообщества.

 

- Есть вариант, что мировое сообщество консолидируется в борьбе с Ираном?

 

- Я не верю, к сожалению, мир не извлекает никаких уроков из истории, и, повторю, соглашение, которое было подписано с Ираном, оно слишком напоминает

Мюнхенский сговор. Мы видим несогласие по иранской тематике между США и Европой, но, конечно же, хотелось бы выступить единым фронтом.

 

В студии Вести - Ynet
В студии Вести - Ynet

 

- "Марш миллионов" готовят в Газе на ближайшую пятницу, 30 марта. Как мы можем справиться с этой очередной неожиданной угрозой?

 

- Хотелось бы сказать, в чем причина этого марша. Попытка организовать этот марш – это прежде всего провал, провал, с одной стороны, ХАМАСа, с другой – Палестинской автономии. Провал во всех начинаниях: перемирие, которое обещали лидеры ХАМАСа и ФАТХа – ничего из него не вышло, недавно мы видели попытку взорвать колонну машин, где ехал премьер автономии Рами Хамдалла, который приехал с визитом в сектор Газы, – этот подрыв стал главным результатом перемирия.

 

Мы видели, что Израиль добился небывалого политического успеха: американское посольство переводится в Иерусалим, также посольство Гватемалы. Мы продолжаем строительство в Иудее и Самарии. А администрация ХАМАСа полностью провалилась с точки зрения экономики и создания рабочих мест, и чтобы выйти из этого тупика, на кого-то ж нужно свалить…

 

- Ну мы всегда виноваты во всех бедах.

 

- "Если в кране нет воды…" ХАМАС вложил 260 миллионов долларов в строительство туннелей террора, в производство ракет – и не был готов ни одного доллара перечислить в образование, здравоохранение, в создание системы водоснабжения или в производство электричества. Поэтому мы четко понимаем, в чем причина этого марша, мы готовимся, хотя очень трудно предвидеть, по какому сценарию будут развиваться события.

 

Но что еще ясно, так это то, что большинство жителей Газы, выражаясь языком Толстого, в гробу видели весь этот марш и не собираются принимать в нем участие. И ХАМАС просто обязал всех членов организации, которые получают от нее какие-то деньги, явиться на марш вместе со своими семьями и детьми, прийти к разделительному забору. Так что там не будет невинных людей, не будет простых граждан, будут исключительно члены ХАМАСа.

 

- Давайте поговорим о наших внутренних делах: закон о всеобщем призыве. Профессиональная комиссия работает над пунктами закона о призыве, проект должен быть готов к началу лета – мы не ожидаем очередного ультиматума от ультраортодоксов?

 

- Нам удалось отстоять нашу позицию, когда ультраортодоксы требовали: или принятие закона в трех чтениях, или мы проваливаем бюджет. Кроме НДИ, никто не был способен дать отпор, и только благодаря нашей настойчивости и жесткой позиции нам удалось предотвратить принятие этого закона.

 

Что еще четко было видно во время этого конфликта – так это то, что все русскоязычные депутаты кнессета ставят партийную дисциплину выше наших с вами интересов. И нам удалось добиться того, что закон будет разработан на основе рекомендаций профессиональной комиссии из представителей армии и минобороны.

 

Я надеюсь, что нам удастся добиться какого-то здравого компромисса или даже просто здравого решения. Ведь в чем абсурд? Все обсуждают закон о всеобщей воинской повинности – политики, депутаты кнессета, раввины, – только никто не спросил, а какова позиция Армии обороны Израиля? Они вам нужны? Сколько вам их нужно?

 

- А они нужны?

 

- В этом году призвалось 3011 ультраортодоксов. Тех, кто мог бы призваться, – девять с половиной тысяч. То есть мы приближаемся к трети потенциала. Осталось понять, какие ортодоксы нам нужны и сколько. Я надеюсь, что эта комиссия, которая составлена из представителей генералитета и экспертов минобороны, четко сформулирует свою позицию, и тогда будет легче двигаться дальше.

 

- Если мы говорим о призыве, об армии, то не могу не задать вопрос по поводу призыва четвертого поколения… Эти ребята отслужат – каким будет их статус?

 

- Они автоматически становятся гражданами Израиля. Более того, за это время они проходят ульпан иврита, кто хочет пройти гиюр – у него есть время и возможность, так что это качественный прорыв. И четвертое поколение – это не тысячи и не десятки тысяч, это десятки или, может быть, сотни людей, но это было очень важно в моральном плане.

 

- Суббота и история с Ашдодом. Вы помирились с Дери?

 

- Я с ним не ссорился. Он вдруг объявил через прессу, что он прекращает общение со мной, потом у него, видимо, возникла необходимость общаться с министром обороны, он позвонил после этого, и я тут не свожу никаких личных счетов.

 

Что важно – и в этом случае ни одна партия, ни один русскоязычный депутат кнессета, когда закрывали магазины, которые работали десятки лет, которые расположены в промышленной зоне, никому не мешая, так вот, когда закрывали эти магазины, кроме НДИ, никто на эту акцию не вышел. Нас можно ругать, можно не соглашаться с нашей позицией, можно говорить, что мы плохо работаем, но без нас никто "русскую улицу" представлять не будет.

 

Если мы в преддверии Песаха подведем какие-то минимальные итоги – только благодаря нам закон о 9 Мая прошел в третьем чтении, и сегодня День Победы является официальным праздником Израиля. Возьмем получение паспортов сразу по приезде, а не через год после. Рассмотрим вопрос пенсий. Нам удалось добиться при обсуждении бюджета, что уже с этого года все транши будут выплачены в полном размере. Начиная с 28 мая люди получат ретроактивно до 612 шекелей на пару – это где-то 20% надбавки: если пара получает пособие по старости 3000 шекелей, то 600 шекелей – существенная добавка.

 

- Но при этом опросы показывают небольшое количество мандатов…

 

- Слушайте, в соответствии с опросами, Хилари Клинтон – президент США, Бужи Герцог – премьер-министр Израиля, а НДИ вообще не прошла электоральный барьер.

 

- Ну и наконец, что бы вы пожелали читателям "Вестей" перед праздником Песах?

 

- Прежде всего – спокойного праздника без происшествий и, конечно же, провести по нашей традиции в кругу семьи, в кругу друзей, и чтобы было просто хорошее настроение и много-много оптимизма!

 

- Хаг самеах!

 

- Хаг самеах!