Коронавирус и ваши права
Фото предоставлено блоком Кахоль-Лаван
Андрей Кожинов
Биньямин Нетаниягу и министр здравоохранения Юлий Эдельштейн

Без плана и тыла: почему Израиль проигрывает войну с коронавирусом

Бывший военный корреспондент, а ныне депутат кнессета Андрей Кожинов (Еш атид - ТЕЛЕМ) анализирует провал борьбы с эпидемией в армейских терминах. Что могло бы сделать эту спецоперацию успешной и что ее губит - мнение

Андрей Кожинов, депутат кнессета |
Опубликовано: 02.10.20 , 14:43
יולי אדלשטיין ובנימין נתניהויולי אדלשטיין ובנימין נתניהו
Биньямин Нетаниягу и министр здравоохранения Юлий Эдельштейн
(Фото: Таль Шахар)
Если мы серьезно воспринимаем риторику того, что борьба с коронавирусом - это война, так давайте пользоваться военными терминами.
Сначала необходимо определить цели и задачи - то есть, что может считаться победой. Потом - что является критически важной тыловой инфраструктурой, и как ее защитить, обеспечив непрерывные поставки ресурсов для нужд фронта. Следующий этап - нащупать наиболее слабую точку в линии противника, или критически важный фактор для его победы. И последнее - концентрация усилий на этой самой слабой точке. Одновременно и не менее важно - наиболее полная развединформация и пропаганда для мобилизации собственного населения. Для того, чтобы принять взвешенное решение, необходима еще одна составляющая - "красная команда", контрольная группа, взвешивающая и анализирующая все решения, с точки зрения - я упрощаю - законов Мерфи. Задача этой команды оспаривать основные выводы, пытаться понять, что может пойти не так и как этому противостоять. До сих пор - это теория. Перейдем к практике. Практике войны израильского правительства с коронавирусом.
Мало того, что цели не были определены заранее, они не определены и после начала второго карантина. Причем, судя по всему, у всех эти цели разные - и даже в минздраве нет единого понимания и подхода. Неделю назад замгендиректора минздрава профессор Гротто заявил, что цель - снизить показатель заражаемости (процент положительных анализов) до 7% от всех собранных проб. При 60 тысячах тестов в день - это 4200 зараженных за сутки. А главный координатор по борьбе с эпидемией профессор Гамзу назвал целью не более 2000 новых зараженных в день и 300 тяжелых больных. Как же так, два профессора - и многотысячная разница!
А вот официальный прогноз минздрава на прошлой неделе: чтобы в сложившейся ситуации вернуться до 400 новых зараженных в день, необходим полный карантин как минимум на 90 дней. А ведь только ленивый не говорил о том, что вторая волна заболеваемости придет, и к этому надо готовиться.
В военном планировании есть такое понятие: вводные и реакция. При разработке операции предусматривается изменение оперативно-тактической картины и заранее готовятся ответные действия. Иными словами, рассматриваются разные вероятные сценарии и реакция системы на них. Этого тоже сделано не было...
Только представьте: после семи месяцев с начала военных действий правительство приступает к стратегической операции, не имея четкого видения желаемого конечного результата. Ни одну военную операцию так не планируют - даже если это война с эпидемией.
Финансы, экономика и система здравоохранения является той самой критически важной тыловой инфраструктурой, которую необходимо защитить. В экономике один из важных показателей - это стабильность и предсказуемость. Малый и средний частный бизнес должен осознавать, что его не бросят на произвол судьбы из-за карантина - от этого зависит сознательное сотрудничество с возможными ограничениями. По итогам первого карантина правительство еще месяцами пыталось разработать программы помощи - позже они доказали себя как абсолютно неэффективные, оставляющие за бортом массу людей. При этом каждый сектор экономики был вынужден вести сепаратные переговоры о компенсациях, выходя на демонстрации и угрожая голодовками. Простая формула - если выходим на карантин по решению правительства и закрываем основную массу рабочих мест, то изначально рассчитываем и предоставляем компенсации, пусть и путем увеличения госдефицита, почему-то правительству в голову не пришла.. Немецкая модель гибкой компенсации работодателю, при которой государство берет на себя выплату части зарплаты работника - при том, что его не увольняют, - уже себя себя доказала, но правительство Израиля так и не дошло до ее обсуждения.
Система здравоохранения - мы знаем о нехватке койкомест и персонала. В рамках подготовки ко второй волне эпидемии правительство должно было создать резерв из врачей и студентов на последнем - предпоследнем году учебы, выделить больше ставок госбольницам, провести аттестацию тем врачам, включая новых репатриантов, которые ждут этого годами. Но вместо этого деньги на 400 новых ставок врачей и медсестер минфин выделил лишь в начале сентября.
Итак, возвращаясь к военной терминологии: правительство начало стратегическую операцию с истощенными тылами, нехваткой личного состава, при полупустых складах (подорванный частный сектор) и нереальных поставленных целях. Когда премьер-министр требует за неделю довести способность больниц принимать тяжелобольных короновирусом с 800 койкомест до 1500, он не может не понимать, что это равнозначно отдаче приказа истощенному боями пехотному подразделению взять стратегическую высоту без прикрытия с воздуха, без бронетанковой поддержки и без артподготовки. Если минздрав сможет - это будет героизмом исполнителей.
Слабая точка вируса - это наличие вакцины. Но, скорее всего, в ближайшее время ее не будет, или она будет доступна не всем. Значит, надо попытаться лишить противника важного фактора для его победы. По последним данным, более трети от общего количества зараженных - представители ультраортодоксального сектора, а ведь доля харедим в населении составляет около 12%. По анализу Эрана Сегаля, ученого из института Вейцмана, если мы увеличим резолюцию - то увидим, что к концу августа среди ультраортодоксальных мужчин в возрасте 15-21 лет идентифицированные новые зараженные составляли 30% среди сдавших анализы. К концу сентября среди ортодоксальных мужчин 30-60 лет идентифицированные новые зараженные уже составляли 43% от сдавших анализы. Понятно, что эти цифры несопоставимы с тем, что происходит в общем по стране - поэтому усилия надо было сосредоточить именно на этом направлении, а не закрывать всю экономику под предлогом "равноправия и недескриминации по религиозному признаку". Переходим на военные термины: правительство не сконцентрировало усилия на преодолении критически важного фактора, который к тому же не был так официально определен.
Поговорим о пропаганде. На разъяснительную работу о коронавирусе минздрав выделил (с марта по середину июня) 57 миллионов шекелей. На ортодоксальный сектор при этом пришлось около 3 миллионов шекелей, на арабский сектор - 6 миллионов, на русскоязычный - всего 1.700.000. Это копейки. Так информационную кампанию не ведут. И опять вывод - мы выходим на операцию без полной информационной поддержки. Все будет работать по ходу процесса - если будет, принимая в расчет уровень недоверия общества, особенно арабского и ортодоксального секторов, к правительству.
Ну, и напоследок, "красная команда". Это профессор Гамзу и его специалисты. Но его мало слушают. Он сам обдумывал увольнение, но чувство долга его остановило. И уже идут слухи о том, что в ноябре его все равно сменят, вероятно, обвинив во всех грехах и провалах.
Итого, если рассматривать борьбу с эпидемией как военную операцию, то правительство наплевало на все основные принципы и постулаты. Самую кровопролитную войну в своей истории - войну Судного дня - Израиль не проиграл. Вторую Ливанскую - тоже. Но по результатам обеих были созданы госкомиссии по расследованию. По результатам коронавируса такая комиссия тоже когда-нибудь будет создана. И на этой комиссии те, кто сейчас принимает решения, должны будут объяснить, почему занимались несущественным, забросили главное, не сконцентрировали усилия, не занялись разъяснительной работой среди населения и так далее...
Что-то мне подсказывает, что будет и вопрос, особо занимающий премьер-министра, - о демонстрациях. И звучать он будет так: каким образом и на основе каких узких интересов правительство и коалиция превратили демонстрации в основной вопрос в самое критическое время эпидемии? Хотя комиссии по расследованию, конечно, может и не быть, если под эгидой коронавируса сначала ограничат одни основные права граждан (такие, как демонстрации ), потом другие, потом отменят парламент и введут прямую премьерскую власть под соусом чрезвычайной ситуации... Не зря же Нетаниягу уже не раз сказал, что парламент ему только мешает бороться с вирусом.
Автор - депутат оппозиционной фракции Еш атид - ТЕЛЕМ
0 - обсуждения статьи