Telegram-канал Вести Израиль
Бети Ройнзберг

Женщина пришла на обычную проверку зрения в поликлинику - и осталась без глаза

65-летняя израильтянка утверждает, что ее превратили из здорового человека в инвалида

Ариэла Аялон, Ynet |
Опубликовано: 23.07.21, 08:20
1 צפייה בגלריה
בטי רוינזברג
בטי רוינזברג
Бети Ройнзберг
(Фото: Юваль Хен)
65-летняя Бети Ройнзберг пришла в поликлинику на обычное обследование глаз. Во время проверки у нее выявили повышенное внутриглазное давление и направили в приемный покой больницы "Ассута" в Ашдоде. Там женщине сделали лазерную процедуру, после которой состояние улучшилось. Однако врачи решили, что Бети необходима операция по удалению катаракты. На следующий день после вмешательства внутриглазное давление опять выросло, зрение пропало. Несколько коррекционных операций не дали никакого эффекта. Теперь Бети подала иск, в котором утверждает, что превратилась в инвалида. Подробности стали известны в четверг, 22 июля.
"В ноябре 2020 года я пришла на обычное обследование глаз в поликлинику больничной кассы, после которого намеревалась тут же идти на работу. Но я не могла представить, что в результате лишусь глаза и стану инвалидом, нуждающимся в постороннем уходе. Мне причинен огромный ущерб - физический, психический и финансовый", – рассказывает со слезами Бети Ройнзберг. С помощью адвоката Моран Авраами Йом-Тов она подала иск о медицинской халатности против больницы "Ассута" в Ашдоде на сумму 2,5 млн шекелей.
А началось все с визита в поликлинику. "Врач обнаружил повышенное внутриглазное давление и послал меня в приемный покой", - вспоминает Бети. Давление было 44 мм рт. ст., тогда как в норме оно составляет 10-21 мм рт. ст. Это симптом глаукомы (баракит) - заболевания, при котором повреждается зрительный нерв. Глаукома развивается при блокаде каналов дренажа внутриглазной жидкости, что приводит к опасному повышению давления. У Ройнзберг выявили также кровоизлияние в зрительный нерв.
В больнице "Ассута" Бети подвергли процедуре, приводящей к быстрому снижению внутриглазного давления. Ей должны были также сделать лазерное вмешательство, но лазер не работал, и врач сказал, чтобы она пришла на следующий день. Назавтра давление составляло 22 мм рт. ст., и ей провели лазерное вмешательство.
На этом этапе врачи посоветовались и решили, что женщина нуждается в операции по удалению катаракты. Через 5 дней без проверки внутриглазного давления ее направили в приемный покой, удалили помутневший хрусталик глаза и заменили его протезом. "Перед удалением катаракты я спросила у врача, почему это так срочно, но он успокоил меня, сказав, что волноваться не стоит: просто ей совмещают 2 вида лечения - против глаукомы и катаракты", - рассказала Бети.
Далее ее выписали, но при обследовании на следующий день обнаружили, что внутриглазное давление выросло до 45 мм рт. ст. "Я сказала врачам, что не вижу правым глазом - тем, где удалили катаракту. Меня успокоили, сказав, что через несколько дней зрение восстановится", - говорит Бети. В иске утверждается, что было проведено вмешательство с расширением операционной раны и дренажных каналов, и давление упало до 6 мм рт. ст.
Несмотря на успокаивающие заверения, женщину направили к специалисту по глаукоме в "Ассуте". "Врач осмотрела глаза и сказала, что что-то не так с операцией, которую мне сделали накануне, и что нужна еще операция, - говорит Бети. - После этого врачи прямо при мне начали спорить, нужно ли оперировать. Старший врач спросил специалиста по глаукоме в моем присутствии, стал бы он оперировать, если бы больной была его собственная мать. Мне стало страшно".
На следующий день Бети пришла в офтальмологическую клинику "Ассуты". Ей измерили внутриглазное давление, которое было уже 50 мм рт. ст. "Роговица помутнела, и в связи с моим состоянием было решено вставить дренажную трубку", - сказано в иске. На следующий день Ройнзберг госпитализировали и сделали еще одну операцию, которая была успешной лишь частично и сопровождалась кровотечением.
Эта операция была особенно травматичной. "В середине операции стало заканчиваться действие местной анестезии. Я попросила врачей добавить обезболивающего, но ко мне не прислушались, хотя я кричала, а боль все усиливалась. Я извивалась на операционном столе и умоляла прекратить, но врач командирским тоном приказала мне успокоиться и не мешать работать. Только один из врачей понял, что что-то не так и обратился к хирургу с вопросом: "Что вы делаете?".
Из операционной Бети вышла вся в слезах от боли и раздражения. В иске сказано: "Анестезия была проведена неудачно, больная страдала от сильных болей".
На следующий день внутриглазное давление оставалось высоким (34 мм рт. ст.), а кровотечение продолжалось. Врачи в "Ассуте" приняли решение о дополнительной операции. "Я уже ничего не хотела, только чтобы оставили меня в покое, чтобы не пришлось еще раз оперироваться без анестезии, - говорит Бети. - Но врачи пообещали на этот раз ввести большое количество анестетика, и я согласилась. Теперь я уже полностью была в их руках, и деться мне было некуда".
Эту операцию сделали через 3 дня. В отчете было сказано: "В дальнейшем следует рассмотреть возможность повторной коррекции дренажа внутриглазной жидкости". Но и после трех операций внутриглазное давление осталось высоким. Ройнзберг решила, что с нее достаточно. Она выписалась из "Ассуты" и обратилась в другую больницу. "То что произошло потом, не укладывается ни в какие рамки, - говорит она. - Врачи "Ассуты" без всякого стыда стали мне названивать и уговаривать вернуться, обещая все исправить".
Она обратилась в больницу "Ихилов" в Тель-Авиве, где выявили острое воспаление в глазу. Ее госпитализировали на 2 недели, провели лечение, потом прооперировали в попытке устранить причиненный ущерб, но ничего не вышло - больная ослепла на один глаз.
К иску приложено заключение эксперта - проф. Шломо Меламеда, заведующего центром лечения глаукомы больницы "Шиба". Он написал: "Лечение глаукомы врачами больницы "Ассута" было неправильным и сопровождалось критическими ошибками. Хирургические вмешательства были излишними, не соответствующими классическим схемам срочного лечения, принятым при острых приступах глаукомы. Действия врачей основывались на ошибочном мнении и непонимании клинического состояния больной. Это привело к тому, что острота зрения снизилась до критической степени, при этом внутриглазное давление осталось высоким".
К иску прилагается также заключение психиатра д-ра Татьяны Эберт: "Истица страдает слепотой на правый глаз, резким снижением остроты зрения левым глазом и повышенной чувствительностью к свету. Она лишилась функциональности, перестала водить машину, работать, готовить еду, читать и смотреть телевизор. Она стала инвалидом, нуждающимся в постороннем уходе, утратила уверенность в себе и зависит от окружения. Истица лишилась радости жизни, у нее снизилась самооценка".
Ответ больницы "Ассута" в Ашдоде: "Мы до сих пор не получили исковое заявление. По получении дадим ответ в суде, как это принято".
■ Подробности на иврите читайте здесь

Перевод: Даниэль Штайсслингер
0 - обсуждения статьи