Telegram-канал Вести Израиль
Кадр из сериала "Изобретая Анну"

Почему все вдруг полюбили сериалы о мошенниках: новый парадокс Netflix

В последнее время на стриминговых платформах один за другим выходят фильмы и сериалы на основе реальных историй успешных аферистов. Журналист задается вопросом, почему у зрителей столь популярны подобные произведения

Рута Копфер, Калькалист |
Опубликовано: 18.02.22, 09:37
2 צפייה בגלריה
Кадр из сериала "Изобретая Анну"
Кадр из сериала "Изобретая Анну"
Кадр из сериала "Изобретая Анну"
(Фото: NETFLIX)
В последнюю неделю новый сериал "Изобретая Анну" стал самой просматриваемой программой стриминговой платформы Netfix, сместив с первого места ее предыдущий шлягер - документальный фильм "Аферист из Tinder". Новый сериал, созданный известной сценаристкой и шоураннером Шондой Раймс, основан на реальной истории русской мошенницы Анны Сорокиной, изображавшей из себя богатую немецкую наследницу Анну Делви и разводившей на деньги представителей нью-йоркской элиты. Шонда Раймс – опытный шоураннер, тонко чувствующий, какие темы нынче наиболее популярны у зрителей.
Через две недели стриминговый сервис Hulu выпускает мини-сериал "Выбывшая" (The Dropout), рассказывающий об американской аферистке Элизабет Холмс, создательнице медицинской компании Theranos. Холмс называли женским воплощением Стива Джобса в сфере биотехнологии – пока не выяснилось, что она обманывала инвесторов и врала по поводу изобретений своей компании (в январе американский суд признал ее виновной в сговоре с целью обмана инвесторов).
Еще один вышедший в начале года документальный сериал Netfix "Самозванцы: в поисках непревзойденного мошенника" ( The Puppet Master: Hunting the Ultimate Conman) рассказывает об англичанине Роберте Генди-Фригарде, выдававшем себя за шпиона и морочившем голову своим жертвам, чтобы вытягивать из них деньги.
2 צפייה בגלריה
שמעון יהודה חיות סיימון לבייב
שמעון יהודה חיות סיימון לבייב
Саймон Леваев, "аферист из Tinder", во время ареста
(צילום: EPA)
К этому можно добавить немало успешных фильмов последних лет, повествующих об аферистах – например, сериал "Грязный Джон" (Dirty John) о враче-самозванце, обманывающем состоятельных женщин.
Мошенники – отнюдь не новые антигерои. Напротив, зрителей зачастую притягивают люди, превращающие реальную жизнь в игру. Они придумывают себе фальшивую личность, примеряют на себя чужой образ и убеждают в этом окружающих. Такие люди – сами себе актеры и режиссеры. Для кино подобные истории – настоящая находка.
Кроме того, в американской культуре (а именно в США была снята большая часть подобных лент) традиционно существует определенный типаж, балансирующий на тонкой грани между успехом и мошенничеством. В этой связи можно упомянуть каноническое произведение американской литературы – роман Фрэнсиса Скотта Фицджеральда "Великий Гэтсби".
Иногда кинематограф изображает мошенников, как современных Робин Гудов, которые обкрадывают банки, казино и богачей, наживающихся на обычных людях (сериал "Люпен", фильм "Одиннадцать друзей Оушена" и тому подобные ленты). Однако нынешняя волна сериалов и фильмов об аферистах рассказывает совсем о других людях. Речь о тех, кто не может продвинуться по социальной лестнице без обмана и притворства. Они изображают из себя состоятельных людей, воруя деньги и причиняя боль своим жертвам.
Именно таким людям посвящена серия журналистских расследований Адвы Дадон "Жулики" ("Нохлим"), показанная на 12-м канале израильского телевидения. "У многих из нас есть довольно мрачные и рискованные фантазии, связанные с деньгами или имуществом, - объясняет она. - Большинство из нас, разумеется, не станет воплощать в реальность нечто подобное. Но интерес к тем, кто переступает черту, остается. Зритель, который смотрит очередную историю о поимке мошенника, испытывает некое чувство удовлетворения. "Хорошо, что я не поддался соблазну", - говорит он себе".
"Место преступления афериста – его изощренный ум, - говорит Адва Дадон. - Поэтому полиции сложно его изобличить. Порой весьма непросто доказать, что в его действиях был преступный умысел. Мошенник состоит со своей жертвой в определенных отношениях – дружеских или романтических. Он использует слабости тех, кого водит за нос, обещая им то, о чем они мечтают".
В своих расследованиях Дадон вступает с мошенниками в прямую конфронтацию. "Это важный момент, - объясняет журналистка. - Я смотрю человеку в глаза и вижу, когда он лжет, а когда говорит правду".
Нечто похожее происходит в сериале "Изобретая Анну". Журналистка, интервьюирующая мошенницу, водившую за нос представителей нью-йоркского высшего света, говорит ей: "Я знаю, что ты хочешь стать знаменитой". И этот прием срабатывает. Мы видим героиню в тюремной камере, размышляющую о том, как она будет представлена в статье.
И все-таки, почему зрители полюбили истории об аферистах? Создается впечатление, что новая волна фильмов о мошенниках пришла на смену популярным сериалам о несчастьях богатых и влиятельных людей ("Наследники", "Миллиарды", "Белый лотос"). Ведь что может быть ужаснее богача, совершающего неприглядные поступки? Бедняк, изображающий из себя богатого человека.
Журналист-международник Орен Нахари согласен с этим утверждением. В качестве примера он приводит новый сериал канала HBO "Позолоченный век". "В американской культуре всегда присутствовала идея, что за успех многое прощается", - напоминает он.
"Позолоченный век", действие которого разворачивается на рубеже XIX и XX веков, повествует о нуворишах Нью-Йорка, состояния которых имели весьма сомнительное происхождение. Обладая большими деньгами, эти люди достигали высокого положения в обществе, которое закрывало глаза на их прошлое.
"Это работает и в обратном направлении, - говорит Нахари. - Многие успешные предприниматели, которым все льстили, игнорируя сомнительное происхождение их богатства, в итоге оказывались за решеткой и становились изгоями. Как бы цинично это ни звучало, но за успех действительно многое прощается. Однако как только ты становишься банкротом, от тебя отворачиваются буквально все. Когда ты преуспевал, к тебе все благоволили. Но как только твой карточный домик рассыпается, все вдруг "прозревают". Увы, но положение в обществе определяется не нравственностью, а успехом".
Перевод: Гай Франкович
0 - обсуждения статьи