Меню
Иллюстрация: shutterstock

Исповедь: "Мой муж ударился в религию, и вот как мы теперь живем"

Таль думала, что увлечение мужа религией быстро пройдет. Но этого не произошло. Вскоре стало ясно, что для сохранения брака им придется научиться жить по-новому

Иллюстрация: shutterstock
Иллюстрация: shutterstock
 

Что происходит, когда светская пара женится, заводит детей - и вдруг один супруг решает уйти в лоно религии? Именно это произошло с Таль Букрис, коучером и семейным консультантом. По иронии судьбы, раньше Таль оказывала профессиональную помощь таким парам. Каково же было ее удивление, когда она сама оказалась в похожей ситуации.

 

Со своим мужем, Ициком, она познакомилась на лекциях в Тель-Авивском университете. Оба учились на первую академическую степень, обоим было по 20 лет.

 

"Мы сразу влюбились друг в друга, - вспоминает Таль. - Мы воспитывались в разных семьях: я росла в светском доме в центре страны, Ицик вырос в Нагарии у родителей, соблюдавших еврейские традиции. Тогда нам казалось, что ничто не помешает нашей любви. Сразу после того, как мы начали встречаться, я впервые постилась в Йом-Кипур. После свадьбы завела дома кашрут, потому что поняла, что иначе не смогу принимать у себя родственников Ицика. В остальном же мы вели совершенно светский образ жизни".

 

Таль Букрис. Фото: Томер Солинский
Таль Букрис. Фото: Томер Солинский

В те годы Таль даже не могла предположить, что после восьми лет брака и рождения двоих детей ее муж примет решение вести ортодоксальный образ жизни. Таль в это время была беременна третьим ребенком.

 

Это произошло после смерти отца Ицика. "После кончины отца Ицик стал, как требует традиция, трижды в день посещать синагогу и читать кадиш. И вдруг начал вести религиозный образ жизни, - вспоминает Таль. - Каждое утро он накладывал тфилин, молился три раза в день, перестал водить машину по субботам. По выходным вместо пляжа он ходил в синагогу".

 

- Как вы относились к этому?

 

- Мне было очень тяжело. Все, что он делал, казалось мне чуждым. Мне мешало даже то, что он накладывает по утрам тфилин. Вообще вся ритуальная часть религиозной жизни вызывала у меня отторжение. Но больше всего меня задело то, что муж даже не посоветовался со мной, не сообщил, что намерен соблюдать заповеди. А ведь такие кардинальные изменения затрагивают всех в семье. Меня словно поставили перед фактом: вот, теперь я живу так, а ты как хочешь. Все это привело к серьезному конфликту.

 

- Например, из-за чего вы ссорились, обижались друг на друга?  

 

- Например, ему мешало, что я вожу машину в субботу. Он не запрещал это делать, но в доме возникла ужасная напряженность, и это было неприятно. А ведь для нас, работающих всю неделю, выходные были единственным временем, когда можно побыть вместе. Теперь я была вынуждена проводить досуг с детьми без него. Он перестал принимать в этом участие. В пятницу, после ужина, он отправлялся спать, а я оставалась наедине с телевизором. Летом каждое субботнее утро я возила детей на море или в бассейн. Иногда мы ходили в гости его матери – пешком.

 

- Вам нравились эти пешие прогулки, принятые в религиозных семьях? Или наоборот? 

 

- Мне все давалось нелегко, ведь это был не мой выбор. Я не чувствовала никакой связи с этим образом жизни. Прошло немало лет, прежде чем я наконец сказала себе: я замужем за религиозным человеком. Видимо, я долго привыкала к этой мысли... Вместе с тем, я по-прежнему люблю своего мужа и считаю его одним из самых добрых и достойных людей, с которыми свела меня жизнь. Более того, я могу сказать, что мне с ним повезло. То, что мы настолько отличаемся друг от друга, можно считать ценой, которую мы платим ради нашей любви.

 

- А дети?

 

- Дети, в отличие от меня, выиграли от сложившейся ситуации. Я росла в абсолютно светской системе ценностей, а наши дети знакомы с двумя образами жизни. Это делает их толерантнее, что особенно ценно в наши дни, когда отношения между светскими и религиозными настолько напряжены.

 

- Часто люди, вступающие на путь соблюдения заповедей, испытывают эйфорию и считают своим долгом "заразить" этим близких людей. Ицик делился с вами новыми чувствами, которые его переполняли?

 

- Нет, он был погружен в новый мир и не делился со мной ощущениями. Я полагала, что роман с религией закончится после года траура по отцу. Но этого не случилось. Я очень сердилась. А он в ответ критиковал мои взгляды.

 

- Вы думали о разводе?

 

- Да. Было ясно, что наши пути разошлись. Отношения агонизировали. Но у нас было трое маленьких детей, и мы боялись разрыва. Ицик как религиозный человек верил в необходимость сохранения еврейской семьи, а я просто боялась.

 

Прошло четыре тяжелых года, пока Таль не убедила Ицика начать курс семейной психотерапии. "Я была знакома с этой средой, поскольку сама консультировала пары. Я знала, что во время сеанса супруги откровенно говорят о трудностях, учатся выслушивать друг друга. Нельзя убедить светского человека стать религиозным. Или наоборот. Но можно понять суть проблемы и найти решение", - объясняет Таль.

 

Постепенно они с мужем нашли способ снять накопившееся напряжение.

 

"Мы поняли, что если целью является сохранение семьи, то следует сосредоточиться на поиске решений, а не на взаимных обвинениях. Например, если мы хотим пойти на море вместе, то можно отправиться туда пешком и не настаивать на поездке. Мы договорились, что по субботам я буду смотреть телевизор в гостиной, а не в спальне. И если я захочу пойти куда-то в пятницу, то для него это нормально. Конечно, я предпочла бы пойти с ним, но он не может, а я не могу требовать от него этого", - признается Таль.

 

- Как вам удается справиться со встречей субботы?

 

- Когда мой гнев схлынул, и я познакомилась с религиозным образом жизни, то стала понимать его хорошую сторону. Поскольку нельзя пользоваться телефоном или смотреть телевизор, близкие люди сидят за столом, беседуют, общаются. Наша семья полюбила пятничную трапезу, нам было хорошо и весело за субботним столом.

 

Теперь, когда дети подросли и после ужина занимаются своими делами, мы остаемся вдвоем, прогуливаемся, идем в гости к родственникам и друзьям. Если Ицик идет спать, я остаюсь смотреть хороший сериал и получаю от этого удовольствие.

 

Ицику тоже пришлось совершить усилие над собой - перестать критиковать мой образ жизни, делать обиженное лицо и недовольно бормотать себе под нос.

 

- Вы зажигаете субботние свечи, как положено в религиозной семье?

 

- Вначале зажигала. Но потом осознала, что делаю это лишь затем, чтобы угодить мужу. Кроме того, меня злила необходимость прерывать послеобеденный сон зимой в пятницу, чтобы зажечь свечи. И я перестала.

 

- Что бы вы посоветовали супружеским парам в похожей ситуации?

 

- Понимаете, такой конфликт происходит ведь не только в связи с религией. Но и, например, если один супруг ударяется в спортивные занятия, а другому это чуждо. Или если один все время занят на работе, а другой тоскует дома.

 

Все мы меняемся, и после свадьбы мы уже не те люди, что были в юности. Нас начинают заботить другие вещи - как выплатить машканту, на какие кружки записать детей, как найти новую работу... Все это меняет - или подтачивает - отношения. Мой совет прост: прежде чем бежать в раввинат разводиться, посетите семейного психолога. Он поможет вам сформировать модель совместной жизни, которая подойдет вам - новым людям, которыми вы стали. 

 

И, если вы действительно хотите остаться вместе, с вами произойдет нечто хорошее. Ваша любовь вспыхнет с новой силой".

 

В сокращении. Подробности на иврите читайте здесь

 

 

 

 

Перевод: Гай Франкович
 новый комментарий
Смотри все комментарии "Исповедь: "Мой муж ударился в религию, и вот как мы теперь живем""
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий