Меню
Даниэль Борд

Малыш Даниэль вернулся из больницы без руки, но его спасла собственная мать

Психолог-реабилитолог больницы "Шиба" Аелет Борд и подумать не могла, что ей придется заниматься реабилитацией собственного сына, который после болезни остался без руки

Даниэль Борд - маленький герой. Фото: семейный архив
Даниэль Борд - маленький герой. Фото: семейный архив

В семье Борд до сих пор с ужасом вспоминают пережитое: 8-летний сын Даниэль перенес менингококковую инфекцию, после которой остался без кисти руки, с поврежденной ногой и нарушениями речи. Однако мужество и упорство родителей и самого мальчика совершили чудо. Об этой истории рассказал в понедельник, 13 января, сайт Ynet.

 

Подключайтесь к Telegram-каналу "Вестей"

 

"Он чудный малыш, у него бойцовский характер", – говорит о сыне Аелет Борд. Ей, психологу-реабилитологу больницы "Шиба", и в голову не могло прийти, что придется заниматься реабилитацией собственного ребенка.

 

Даниэль и Михаль, его сестра-двойняшка, родились 8 лет назад недоношенными. В младенчестве они развивались совершенно нормально, но в возрасте 1 года Даниэль перенес страшную болезнь.

 

Все началось с того, что у мальчика повысилась температура, затем появилась сыпь, а губы и уши посинели. Родители обратились к педиатру, который сразу понял, что жизнь малыша в опасности. Прямо в поликлинику была вызвана скорая помощь, которая помчала ребенка в приемный покой больницы "Меир" в Кфар-Сабе. По дороге Даниэль начал умирать. Парамедики приступили к срочной реанимации - и в таком состоянии ребенка доставили в больницу.

 

Врачи в приемном покое еще до получения результатов анализов поняли, что речь идет о менингококковой инфекции (на иврите "хайдак алим"). Это было ясно по характеру сыпи.

 

Малыша подключили к капельнице и к кислороду и отправили в отделение интенсивной терапии в состоянии, угрожающем жизни.

 

"Врачи сказали мне и мужу, что ближайшие 2 суток носят критический характер и что процент смертности при менингококковой инфекции высок. Мы были шокированы", - вспоминает мать.

 

В течение недели Даниэль находился между жизнью и смертью, после чего наступила некоторая стабилизация. Однако вскоре врачи поняли: сражаясь с микробом, организм перекрыл некоторые сосуды, в результате у малыша развилась гангрена конечностей.

 

"Я поняла это из разговора двух интернов, выходивших из отделения интенсивной терапии. Один из них сказал: "Есть вещи, которые невозможно перенести", и я сразу поняла, что он имел в виду. Не впасть в отчаяние мне помогла только мысль, что дома меня ждет маленькая дочка, которая нуждается в маме. Я поняла, что должна быть очень сильной, чтобы помочь своим детям".

 

Еще полгода маленький организм Даниэля сражался с ужасной болезнью. Малыш страдал от болей в пораженных гангреной конечностях. Он перенес 8 операций. Каждую перевязку приходилось делать под наркозом. "При перевязках сами по себе отваливались пальцы и отходили лоскуты кожи, - вспоминает мать. - Организм сам отторгал омертвевшие ткани".

 

Даниэль провел в больнице полтора года. Родители поделили обязанности между собой. Пока один дежурил у постели сына, второй присматривал дома за сестричкой. "Это был ад. Смотреть на мучения сына было невыносимо, но мы говорили себе: надо быть стойкими и помочь ему выжить".

 

В конце концов было принято решение об ампутации левой руки и закрытии культи пересаженной кожей. "Я принесла домой сынишку без ладошки. Обе его руки были перевязаны, и на них оставались открытые раны", - говорит мама.

 

Разница в развитии двойняшек бросалась в глаза. Михаль развивалась нормально, ходила и разговаривала, а ее брат сильно от нее отстал. "Многократная анестезия и общее тяжелое состояние привели к задержке развития мозга, - говорит мать. - Даниэль не контактировал с другими детьми во время болезни, и это тоже оказало влияние. В 1,5 года он еще ползал и питался из бутылочки".

 

Возвращение домой изменило жизнь всей семьи. Михаль тоже понадобилось адаптироваться к появлению брата. Реабилитация Даниэля началась еще в больнице и продолжилась дома. В возрасте 2,5 года ему пришлось учиться ходить.

 

"Мой обычный подход к реабилитации больных я применила к собственному сыну - не сдаваться и не облегчать ему жизнь. Не бросаться все делать вместо него и не внушать, что он должен полагаться на других. Наоборот, мы объясняли сыну, что он может со всем справляться сам", - твердо говорит Аелет.

 

Мужественная семья: Аелет, ее муж и дети. Фото: Михаль Мор-Йосеф
Мужественная семья: Аелет, ее муж и дети. Фото: Михаль Мор-Йосеф

Как можно раньше адаптироваться к нормальной жизни

 

Когда Даниэлю исполнилось 5 лет, родители решили рассказать ему, что произошло. С тех пор, когда другие дети спрашивали его, почему он без руки, мальчик отвечал: "Я перенес инфекцию, и ручка повредилась".

 

Родители решили не делать протез: малыш нормально воспринимал собственное тело, и кусок пластмассы ничего бы не изменил. В будущем Даниэль решит сам, нужен ему протез или нет.

 

Инфекция повредила не только руки и ноги, у Даниэля развились нарушения речи. Но благодаря многочисленным реабилитационным упражнениям под руководством матери это удалось преодолеть.

 

В результате Даниэль вырос гордым, общительным и харизматичным мальчиком.

 

Д-р Дафна Гутман, специалист по реабилитации детей, подчеркивает важность максимально ранней адаптации к нормальной жизни: "Сейчас в Израиле  принято начинать реабилитацию как можно раньше, как в условиях стационара, так и амбулаторно, в самом раннем возрасте", - говорит она.

 

Но ситуация с детской реабилитацией непростая, специалистов в этой отрасли не хватает. "Реабилитация детей крайне важна, это позволяет им вырасти в хорошо приспособленных к жизни взрослых, - говорит она. - Медикам важно добиться участия родителей в многолетнем процессе восстановления функций у ребенка. Надо учитывать чувства родителей, их взаимодействие с ребенком, отношение к его проблеме. Правильная реабилитация дарит всей семье насыщенную жизнь". 

 

Подробности на иврите читайте здесь 

 

 

 

Перевод: Даниэль Штайсслингер