Меню
Фото: shutterstock
Претендовала на наследство, показывая sms: "Приезжай, приготовлю питу"
Женщина утверждала, что является гражданской женой скончавшегося мужчины, и собиралась отнять часть наследства у единственной дочери

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Высший раввинский суд постановил, что женщина, объявившая себе гражданской женой мужчины, погибшего в аварии, не вправе протестовать против вступления в наследство единственной дочери покойного. Судьи пришли к заключению, что женщина не представила никаких доказательств отношений, которые дают ей право на часть наследства и оспаривание полномочий раввинского суда.

 

Закон о наследовании наделяет раввинский суд полномочиями рассматривать соответствующие конфликты только при согласии всех сторон, имеющих

к ним отношение. Но что делать, если неясно, имеет ли человек, вмешавшийся в процедуру, право на наследство? 

 

На эту тему в 1991 году высказался Высший суд справедливости (БАГАЦ). Он дал раввинскому суду право на проведение первичного заседания, чтобы обнаружить "видимость наличия права" (на иврите "зхут нихзет ле-хеура") у несогласной стороны претендовать на наследование.

 

Именно это сделал раввинский суд в Беэр-Шеве, в который был подан протест на выдачу дочери покойного распоряжения о наследовании. Протест подала женщина, утверждавшая, что была гражданской женой покойного. На основании этого она требовала перенести рассмотрение дела в суд по семейным конфликтам.

 

Суд с самого начала обратил внимание, что представленные доказательства не убеждают в наличии у женщины каких-либо прав на наследство. А значит, и права оспаривать полномочия раввинского суда на рассмотрение дела.

 

Вместе с тем суд предоставил ей возможность дополнить доказательную базу другими свидетельствами, дав такую же возможность дочери покойного. Тем не менее, в итоге суд не пришел к убеждению, что истица являлась гражданской женой покойного, и оставил свое первоначальное решение без изменений.

 

Женщина подала апелляцию на это решение в Высший раввинский суд, требуя признать, что суд нарушил свои полномочия, согласившись на углубленное рассмотрение вопроса о ее статусе, несмотря на то, что был обязан передать дело на рассмотрение суда по семейным конфликтам.

 

Судьи-раввины Элиягу Хейшрик, Михаэль Амос и Авраам Шиндлер отвергли апелляцию, указав, что обсуждение было расширено более обычного на основании требований самой подательницы апелляции. В результате перед судом возникла необходимость опрашивать представленных ею свидетелей. Относительно самого дела судьи пришли к выводу, что подательнице апелляции не удалось доказать предварительного права на вмешательство в вопрос о наследстве покойного в качестве его гражданской жены.

 

В постановлении суда указано, что представленные доказательства ограничились двумя фотографиями, коротким sms-сообщением с предложением приготовить питу и квитанций за покупки на одну из кредитных карт покойного.

 

"Если это все свидетельства, имеющиеся у подательницы апелляции, то вместе с ней придется рассматривать всех друзей и множество близких приятелей покойного, которые фотографировались и вели с ним дружеские беседы и предлагали приготовить питу или кофе", - указывалось в решении суда.

 

Судьи подчеркнули, что подательница апелляции не проживала с покойным, не ездила с ним на отдых и не вела совместное хозяйство, не была знакома с его родственниками, включая дочь, и не получала от него никакой финансовой помощи. Наряду с этим было доказано, что покойный имел отношения и с другими женщинами и не был заинтересован в постоянных супружеских отношениях.

 

Учитывая эти обстоятельства, суд постановил, что подательница апелляции не представила даже базовых доказательств своего права требовать перенесения процесса в другой суд и претендовать на долю единственной дочери покойного в его наследстве.

 

Подробности на иврите читайте здесь

 

 

 

Перевод: Виталий Гуревич
Самое интересное