Меню
Комментарий
Photo: Sasson Tiram
Амнон Абрамович
Photo: Sasson Tiram
Амнон Абрамович: "Чего на самом деле боится Нетаниягу на этих выборах"
Ведущий публицист - о подлинных причинах повторных выборов, страхах Нетаниягу, перспективах Кахоль-Лаван войти в правительство и риске распада Аводы

 

 

Биньямин Нетаниягу. Фото: AFP (Photo: AFP)
Биньямин Нетаниягу. Фото: AFP

Авигдор Либерман на предстоящих выборах станет своего рода Рафулем периода выборов-1992. Рафуль тогда набрал восемь мандатов, очаровав правый светский лагерь "ястребов", которые выступали против религиозного засилья и требовали твердой руки для борьбы с террором, в то же время глубоко отвергая диктат и паразитизм ультраортодоксов. Перед выборами Рафуль заявил, что войдет в коалицию либо с Ликудом, либо с Аводой, либо с обеими партиями вместе - в зависимости от принятия его требований. Но когда победила Авода во главе с Рабином, он решил остаться в оппозиции.

 

Ликуд обвиняет Либермана в повторных выборах. Но правда состоит в том, что по прошествии 42 дней коалиционных переговоров Нетаниягу не подписал соглашения ни с одной партией. Каждая партия понимала, что это ее звездный час, поскольку без ее мандатов не получится коалиции, и в ее руках не только судьба коалиции, но и лично премьер-министра. Каждая партия знала, что может лишить Нетаниягу не только правительства, но и личной свободы.

 

Каждая партия знала, что может посадить Нетаниягу сначала в оппозицию, а потом в тюрьму.

 

Не дайте сбить себя с толку этой риторикой. Следующие выборы - это не борьба правых с левыми, "голубей мира" с "ястребами", капиталистов с социал-демократами. Следующие выборы - это вопрос иммунитета против уголовного преследования. Точка.

 

Поэтому Нетаниягу предпримет наивысшие усилия для объединения харедим и просто религиозных, националистов и городских сумасшедших, сконсолидировав их в большой блок. Он знает, что по электорату Ликуда прошла большая трещина, там тоже все бурлит. Там тоже все больше понимают, что Нетаниягу просит их голоса, исходя не из их интересов, а из своих. Из своей личной пользы, чтобы избежать тюрьмы "Маасиягу". 

Яир Лапид и Бени Ганц. Фото: Амит Шааби
Яир Лапид и Бени Ганц. Фото: Амит Шааби

Кахоль-Лаван может найти новых сторонников среди избирателей Ликуда, но на данный момент у этого блока нет настоящего драйва. Это партия в домашних шлепанцах. Она выйдет на поле в том же составе. Возможно, поставит на пятое место Орли Леви-Абукасис, которая, по данным прошлых выборов, стОит реальных двух мандатов.

Амир Перец, Став Шафир, Ицик Шмули. Фото: Эли Сегаль, Алекс Коломойский, Дана Копель
Амир Перец, Став Шафир, Ицик Шмули. Фото: Эли Сегаль, Алекс Коломойский, Дана Копель
 

Партия Авода когда-нибудь пройдет процесс разборки-сборки. Правая часть Аводы перейдет к центристам, бывшей Кадиме или Кахоль-Лаван. Левая часть объединится с МЕРЕЦем

 и создаст новую партию, декларированно левую и уверенную в себе. Но это не случится сегодня. Повторные выборы застигли всех врасплох. Нет времени на политическое обновление.

 

На последних праймериз в Аводе Амир Перец занял второе место после Ави Габая. Многие предупреждали, что Габай приведет к самым плохим результатам в истории партии. Но никто не слушал. Говоря языком автолюбителей, ребята хотели новую машину - в нейлоновой упаковке и с нулевым километражем. И получили почти ноль мандатов.

 

Этот крах мог предсказать любой, кто понимает в политике. Поэтому сейчас надо побыстрее назначить Переца. Он, конечно, не сделает масштабных изменений и даже изменений скромного масштаба. Но он единственный, кто сможет оттянуть два-три мандата у Ликуда.

 

Авода славится полным отсутствием уважения к себе самой и к своим лидерам. Возьмите, к примеру, Ицика Шмули, прилежного парламентария,

который много сделал для социально слабых слоев населения. Но он всего 6 лет в кнессете. Он никогда не был на руководящей должности, он был парламентским помощником и пресс-секретарем. Когда он выдвигает свою кандидатуру на пост председателя, да еще и обещает грандиозные перемены, мне кажется, что это, мягко говоря, слишком претенциозно. А грубо выражаясь - мания величия.

 

Или Став Шафир. Она с перчиком, и через десять лет, возможно, действительно дорастет до лидера партии. По поводу своего молодого возраста она обычно говорит: "Основатели Израиля были еще моложе меня". По поводу отсутствия опыта отвечает с возмущением: "Как это я ничем не управляла в моей жизни! Я была председателем комиссии по свободе информации!" Она действительно инициировала создание этой комиссии и возглавила ее. Но, при всем уважении, это слишком слабая запись в послужном списке. Тем более для того, чтобы претендовать на корону.

 

Политический диалог на ближайших выборах будет вестись на нижних октавах. Шепотом. Если он вообще будет. Не о мире будут говорить, не о мирном договоре, не о завершении оккупации, хотя бы частичном. Лучшим результатом может стать правоцентристское правительство. Правительство Кахоль-Лаван с Ликудом без Биби. А левым придется подождать до лучших времен.

 

Самое интересное