Меню
Выборы-2019
Владимир Бейдер
Почему фейковые опросы стали главным оружием избирательной кампании, а НДИ – главной мишенью
О том, как работает психологическое оружие в виде подтасованных опросов

 

Выборы. Фото: Гиль Йоханан
Выборы. Фото: Гиль Йоханан
 

За месяц до выборов, а еще точнее – в самом начале нынешнего месяца, в пятницу, 1 марта, стало наконец ясно, как левые собираются взять власть и как они ее, возможно, возьмут.

 

Согласно опросам, обнародованным в итоговых программах центральных телеканалов, левый лагерь (естественно, с внешней поддержкой арабов) впервые обошел правый.

 

Кощеево яйцо

 

Еще раз: сенсация заключалась не в том, что Кахоль-Лаван опередил (в опросах!) Ликуд. Такая тенденция прослеживалась и раньше. Но она
не имела никакого принципиального значения: левые и в случае победы (в опросах) Ганца над Биби в личном зачете не могли сформировать коалицию, даже опираясь на блокирующий союз с арабскими партиями, — большинство оставалось у правых.

 

Что привело к перевороту, который с начала месяца стали праздновать во всех СМИ и соцсетях? Нам это объяснили сразу при объявлении результатов опросов: выход за грань электорального барьера партий правого лагеря – Наш дом - Израиль, Зеут и Гешер.

 

Это перечисление через запятую – первое очевидное лукавство. Зеут никогда не проходил электорального барьера, а Гешера никогда не было.

 

Так что они и не входили в виртуальный парламентский фронт правого лагеря. Более того, Гешер и к самому этому лагерю не принадлежал. Глава новорожденной партии Орли Леви-Абукасис вела переговоры о присоединении к Ганцу вплоть до того обидного для нее момента, когда он предпочел ее Лапиду. А когда это произошло, шансов на прохождение электорального барьера у Гешера не осталось.

 

Упоминание этих периферийных партий среди факторов, лишающих правый лагерь большинства, понадобилось для создания самого перечня – чтобы избежать необходимости прямо назвать главный и настоящий объект: НДИ. Там – да, действительно хранится ключ от перелома, как в Кощеевом яйце.

 

Секрет успеха

 

Почему именно у НДИ?  Прежде чем ответить на этот вопрос, надо сначала разобраться в причинах стремительного взлета триумфального дебютанта нынешней предвыборной кампании – блока Кахоль-Лаван, и в первую очередь его главной составляющей – партии Хосен ле-Исраэль Бени Ганца.

 

Попробуйте сами себе объяснить — что вознесло это новообразование на вершину народной… ну, если не любви, то популярности.

Первая речь Бени Ганца. Фото: Моти Кимхи
Первая речь Бени Ганца. Фото: Моти Кимхи

 

Личность лидера? Его выдающиеся качества? Назовите хоть одно. Ну, кроме очевидного - 196-сантиметрового роста. Хотя даже в баскетболе, где рост действительно имеет значение, он не гарантия успеха. Ганц со времени своего увольнения из армии не привлекал внимания израильтян ничем, кроме приписываемых ему планов пойти в политику, которые он сам не решался подтвердить.

 

Должность начальника генштаба, конечно, самая высокая в ЦАХАЛе и одна из самых почетных в стране. Но это всего лишь должность. Ныне живут и здравствуют семь занимавших ее в прошлом, и Бени Ганц никак не может считаться лучшим из них. Военные заслуги у него, надо полагать, есть, однако – не на этом посту.

 

"Нерушимая скала", которой он руководил, была самой длительной и беспомощной операцией ЦАХАЛа в Газе. Так что как военачальник Ганц отнюдь не звезда.

 

Как политика, как лидера, генератора идей – его вообще нет. Не случайно он так редко выступает на публике и за все время избирательной кампании не дал ни одного настоящего интервью. Все, на что его хватает, - произнесение с телесуфлера записанных там банальностей про свои добрые намерения.

 

То есть те, кто так умело строит кампейн Ганца и, стало быть, знает его лучше нас, уверены, что на публику с собственными словами его выпускать нельзя – засыплется. Важное качество для претендента на пост премьер-министра.

 

Так что - не из-за личности лидера.

 

Может, благодаря блистательной команде? Тоже нет. Не израильтян поражать обилием генералов в списке. То, что в нем аж три бывших начальника генштаба, не имеет принципиального значения. Особенно если учесть, что один из них запятнал себя на посту министра обороны, инициировав "дело Азарии", и, возглавив собственную партию, не имел никаких шансов пройти электоральный барьер. А другой признавался в отсутствии всяких политических амбиций.

Лидеры Кахоль-Лаван. Фото: AFP (Photo: AFP)
Лидеры Кахоль-Лаван. Фото: AFP
 

В остальном же списке нет личностей, за которыми готовы были бы пойти четверть израильтян (а опросы обещают именно такую поддержку). И соединение с Еш атид никак не улучшило картину. Скорее наоборот – отвратило часть избирателей Лапида.

 

Тогда – привлекательной политической платформой? Опять нет. Ее у Хосен ле-Исраэль  вообще не было. А широко проанонсированная предвыборная программа блока содержит лишь перечень пожеланий большинства израильтян, которые "бело-голубые" якобы собираются исполнить.

 

Верить этому "протоколу о намерениях" никак нельзя не только потому, что там не сказано ни слова о том, как они собираются решить все наши проблемы. В Кахоль-Лаван собраны деятели столь противоположных взглядов, что они не смогут решить ни одной. Да вряд ли кто-то и верит.

 

Чем же тогда обусловлена широкая популярность партии, а затем блока генерала Ганца, которую демонстрируют опросы?

 

Самими этими опросами.

 

Главное оружие

 

Было довольно удивительно, что партия Хосен ле-Исраэль - едва возникнув, без объявления политической линии, принципов, списка, без единого интервью или публичного выступления лидера - получала в опросах 12 мандатов.

 

Все более или менее объяснилось после первого появления триумфатора Ганца – на презентации кампании, блистательном шоу, которое транслировали на пике прайм-тайма по всем каналам. Ничего сверхординарного там генерал не сказал. Ни одна из его фраз не запомнилась. Но на следующее утро опросы показали рост поддержки блока (к тому времени к нему уже присоединился Буги Яалон) почти вдвое – 22-23 мандата.

 

Это и стало демонстрацией главного оружия -  и генеральского новообразования, и нынешней предвыборной кампании в целом.

 

Технические детали. Сколько времени было у социологов на проведение опросов? С 9 вечера – завершения выпуска новостей с презентацией – до 10-11, после чего обращаться к респондентам неловко? Час-два. Специалистам известно, что за такой срок провести профессиональный опрос невозможно. И обработать результаты его к утру – тем более.

 

То есть это фальсификация, липа. Но именно этот недостоверный опрос вывел Ганца в фавориты предвыборной гонки.

 

Именно после него глава Гешера Орли Леви-Абукасис стала проситься под генеральское крыло. И именно он привел Лапида, с его премьерскими амбициями, репутацией единоличного лидера, третьим номером к двум генералам — фактической капитуляции.

Ганц и Лапид. Фото: Ави Хай
Ганц и Лапид. Фото: Ави Хай
 

Такие блиц-опросы не показывают и не могут показать истинных политических предпочтений общества и не тому служат. Зато влияние оказывают огромное – даже на политиков. И тем более - на публику.

 

Если это оружие так хорошо действует, его и применяют в полную силу. Неизвестные пока (после выборов мы узнаем их имена, и они на этом хорошо заработают) политтехнологи, приведя Ганца к победе в своем лагере за счет опросов, пытаются привести его к победе и над правым лагерем.

 

И здесь НДИ не только самая важная, но и самая удобная мишень.

 

Камень преткновения

 

Почему самая важная?  Потому что это единственная из "малых партий" на правом фланге политического спектра, которая располагает устойчивым электоратом.

 

Только "русская улица" дает НДИ от 6 до 8 мандатов. Если вывести ее из игры, правый лагерь останется в гарантированном меньшинстве.

Заседание парламентской фракции НДИ. Фото: пресс-служба НДИ
Заседание парламентской фракции НДИ. Фото: пресс-служба НДИ
 

Наш дом - Израиль попал в разряд "малых партий" после прошлых выборов, когда практически одновременно с началом предвыборной кампании началось - с беспрецедентным шумом и публичными арестами - уголовное дело № 242. Пресса тут же окрестила его "делом НДИ", хотя среди 36 привлеченных к нему в качестве подозреваемых действительно имеющих отношение к партии было четверо. Но хватило.

 

Каждые полчаса выпуски новостей открывались ужасающими подробностями "самого крупного коррупционного скандала в истории страны". И это сработало. До открытия дела опросы сулили НДИ 12-17 мандатов, через несколько недель после – 4-5, а в самый канун выборов предвещали непрохождение электорального барьера.

 

В результате этой массированной атаки НДИ потеряла большинство своих нерусскоязычных избирателей. Однако – в основном только их. Вопреки самым убийственным прогнозам, партия получила 6 мандатов (до 7-го не хватило 3000 голосов). И почти все они пришли с "русской улицы".

 

Это говорит о достаточной интегрированности русскоязычных израильтян в израильской политической жизни. Раньше их можно было развернуть и влево, как в 1992 году, и вправо, как в 1996-м, и обратно влево, как в 1999-м, теперь у них появились устойчивые политические предпочтения, приверженность одной, своей партии. Как кибуцники всегда голосовали за Аводу, а поселенцы – за МАФДАЛ, какое бы название тот ни носил, так и "русские" стали хранить верность НДИ.

 

То, что они устояли перед мощной кампанией дискредитации НДИ в 2015 году, стало неприятным сюрпризом для тех, кто партию Либермана надеялся похоронить уже тогда.

 

В сегодняшней ситуации, когда разрыв между правым и левым лагерями предполагается минимальным, позиция русскоязычного избирателя приобрела решающее значение.

 

Если отвадить его от Ликуда, можно выиграть 3-4 мандата. А если нейтрализовать НДИ – урон правого лагеря будет по крайней мере вдвое больше.

 

Это и есть тот камень, который перекрывает левому лагерю путь к победе. Его и надо убрать с дороги.

 

Шулерская социология

 

Почему мишень удобная? Сейчас, когда основным оружием психологического воздействия на избирателя выбраны опросы, выведение НДИ за пределы политического поля кажется легкой задачей.

 

Методика проведения блиц-опросов такова, что значительная часть русскоязычных израильтян из них практически исключена.

 

Ложные пророчества: почему нельзя верить предвыборным опросам: комментарий эксперта

 

  Большинство респондентов опрашивается по интернету и через SMS — естественно, на иврите. Практикуется формирование стабильных групп респондентов, в которые надо записаться, тоже через SMS, и получать плату за участие в выражении мнения. Все это ведет к тому, что основной избиратель НДИ остается за рамками опросов.

 

Так и получается, что в публикуемых опросах у НДИ не набирается сторонников даже на преодоление электорального барьера. Прямой фальсификации как бы нет: людей опрашивают, они отвечают. А то, что это не те люди, — кто ж поймет?

 

Существуют и другие, менее безупречные способы достижения нужного результата. Через сеть WatsApp распространяются спам-опросники. В списке партий, за которые предлагается голосовать, просто отсутствует НДИ: "Ее уже нет", - подсказывает перечень.

 

А еще, уже по-русски, поступают SMS с пометкой "Молния!", где сообщается как сенсация, что НДИ не проходит электоральный барьер, – и линк на действительные данные опроса уже на иврите. Дескать, не врем!

 

Настоящая опасность

 

Но врут. В конце февраля и начале марта НДИ заказала опрос, который проводился дважды с интервалом в две недели по телефону. То есть в личных беседах с 650 респондентами. Он показал, что партия набирает от 7 до 8 мандатов. А результаты Кахоль-Лаван оказались в нем не столь фантастическими. Блок Ганца - Лапида отстает от Ликуда на 10 мандатов.

 

Однако психологическое оружие в виде подтасованных опросов работает. Согласно известной фразе, приписываемой Геббельсу, многократно повторенная ложь воспринимается правдой. Если каждый день повторять потенциальным избирателям НДИ, что их партия не проходит электоральный барьер, часть из них, возможно, в это поверит.

 

Так что если все это вместе сработает, Наш дом - Израиль действительно в опасности. Но далеко не только он. Именно таким путем левый лагерь может победить, вопреки настроениям и желаниям большинства израильтян. Вот чего следует опасаться по-настоящему.

 

 

 

 

Самое интересное
    Вести