Меню
Фото: shutterstock
"Ты ешь, как корова, и не умеешь готовить": новый вид семейного насилия
Муж швыряет кастрюли, если ему не понравилась еда? Критикует вас за манеры за столом? Запрещает покупать любимые продукты, потому что вы "толстая" или "не заработали на такую еду"? Оказывается, все это - форма домашнего насилия

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Михаль не подозревала, что быть замужем за шеф-поваром не так приятно, как представлялось до свадьбы. Пока все подруги завидовали Михаль, она сама каждые выходные обливалась слезами. Эту историю рассказал женский журнал "Ла-Иша" в рамках проекта по борьбе с семейным насилием "Ло маримот ядаим – магиа лану олам лело алимут" ("Не сдаемся – мы заслуживаем мира без насилия"). В январе журналист Дина Халуц рассказала об одном малоизвестном виде семейного деспотизма - пищевом насилии.

 

Именно его жертвой стала Михаль, которая в 21 год встретила и полюбила замечательного мужчину, работающего шеф-поваром в ресторане. Молодые люди поженились и решили, что субботние трапезы будут готовить вместе.

 

"Он поручил мне шинковать овощи. Но если кусочки выходили не одинаково ровными, он раздражался и тут же выбрасывал все в ведро: "Режь заново, это халтура",  - рассказывает Михаль. - Его не волновало, что у нас не так много денег, чтобы швыряться продуктами, и что у меня уже разболелись руки. Я молча продолжала резать, потому что хотела сделать ему приятное".

 

Дальше - больше. "Если за субботним ужином что-то шло не так, он просто вставал и опрокидывал на пол посуду или сдергивал скатерть. В результате мне приходилось мыть не только посуду, но и пол и стены".

 

Кстати, мужа никогда не волновало, сколько посуды он перепачкает в процессе готовки. "Он умудрялся использовать все кастрюли и сковородки, запачкать все столовые приборы. После его готовки я часами перемывала посуду и отмывала кухню. Все подруги завидовали мне, что муж готовит дома, а я ненавидела это, - говорит Михаль, давясь слезами. - Мало того, если у него что-то пригорало или портилось, виноватой всегда оказывалась я".

 

Между тем у пары появились дети. Когда они были маленькие, Михаль прилежно кормила грудью всех четверых, ухаживала за домом. Но это не сделало ее лучше в глазах мужа. Он продолжал выражать недовольство всем, что происходило на кухне. Не выдержав очередной сцены со швырянием посуды об стены, женщина забрала детей и ушла.

 

Ей удалось добиться развода, после которого она наконец смогла успокоиться и восстановить душевное равновесие.

 

И только теперь она узнала, что все десять лет замужества была жертвой так называемого пищевого насилия (на иврите - "алимут тзунатит").

 

Что такое пищевое насилие

Д-р Аелет Барак. Фото: Дана Копель
Д-р Аелет Барак. Фото: Дана Копель
 

Многие замужние женщины не знают, что ежедневно подвергаются пищевому насилию. Именно этот вид насилия обнаружила и исследует д-р Аелет Барак, написавшая докторат по социальной работе и возглавляющая программу "Типуль бе-бишуль" ("Лечение готовкой") в колледже "Семинар ха-кибуцим".

 

Доктор Барак дала интервью журналу "Ла-Иша", в котором объяснила: "Часто женщины вообще не понимают, что подвергаются насилию. А у пищевого насилия есть особые признаки: грубая реакция на еду, на приготовленные блюда, сброшенные на пол тарелки. Словом, все, что так или иначе может унизить женщину. В том числе фразы типа: "Ты ешь, как корова" или "Посмотри, как ты жуешь". Да, и это тоже пищевое насилие".

 

Журналист Дина Халуц рассказывает, что Аелет привела в пример своих подопечных. Одна всегда готовила полный холодильник еды на субботу,

а ее муж назло отключал его за несколько минут до наступления шабата, и вся еда портилась. Он всячески мешал ей и детям нормально питаться. В другой семье мужчина всегда первым ел сам, а жене разрешал лишь доедать остатки после него. Третий выделял из бюджета мизерную сумму на продукты: "Хватит и этого, нечего животы отращивать". Четвертый, наоборот, устраивал сцены, если жена не ела приготовленное им, и она вынуждена была питаться через силу.

 

Всем этим женщинам хватило смелости уйти от мужей – сначала в приюты для пострадавших от насилия женщин, а затем, встав на ноги после многолетних травм, - начать новую жизнь.

 

Талья и страх баранины

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Талья познакомилась со своим  будущим мужем, когда ей было 25 лет. Но после свадьбы романтика сменилась первыми признаками насилия - эмоционального, материального и душевного.

 

Еще при знакомстве муж Тальи заявил, что страдает аллергией на баранину, и потребовал от нее даже не дотрагиваться до этого мяса. Семья Тальи, любившая жарить мясо на мангале, из уважения к ее супругу даже перестала готовить баранину на семейных пикниках. Но муж игнорировал уступки и все равно отказывался приходить. Его ненависть к баранине вызвала у женщины фобию. Она боялась прикоснуться к баранине даже вне дома, опасаясь, что муж почувствует запах и будет ругать ее.

 

Группа поддержки, в которой Талья сейчас занимается, научила ее побеждать страх и понимать, что проблема не в мясе, а в агрессии мужа. Теперь она с детьми ходит на встречи с ним в центр "Мерказ ха-кешер", обязательно заранее съев кусок баранины, но уже нисколько не опасаясь за свою жизнь.

 

Мали и разрешение испечь пирог

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Все ужасы насилия Мали испытала на себе сразу же после свадьбы.

 

"Все началось с сексуального и материального насилия, а затем перешло к пищевому, - рассказывает она. - Один раз я не хотела заниматься сексом, и муж просто изнасиловал меня. А однажды, вернувшись из супермаркета с пакетами в руках, я выслушала гневную речь по поводу моих покупок. Он кричал, что я плохая хозяйка и своей расточительностью разорю его. В тот же день он забрал у меня кредитку. Когда мне нужны были деньги, я должна была просить у него. Его презрение ко мне чувствовалось в каждом его поступке.

 

Если он просил меня что-нибудь приготовить, то потом возмущался, почему я не сварила что-то другое. Каждая такая сцена заканчивалась словами: "Иди и поучись готовить у своей матери". Я вегетарианка, но не могла покупать специальные продукты, потому что ему было жалко денег. Дошло до того, что я просто перестала есть. Если я хотела испечь пирог, я должна была спросить у него разрешения. Я думала, что готовлю невкусно. Оказалось, проблема не во мне. Спасибо, что нашлись люди, которые объяснили мне: мой муж был тираном, а его реакция на мою еду и готовку - это пищевое насилие, которое нельзя терпеть".

 

 В сокращении. Полную статью на иврите можно прочитать здесь