Меню
Комментарий
Photo: IDF's Spokesperson's Unit
Фото: пресс-служба армии
Photo: IDF's Spokesperson's Unit
Комиссия нужная, но беззубая: кто и как выбирает глав армии и полиции
Ведущий политический обозреватель Амнон Абрамович - о назначениях начальника генштаба и генинспектора полиции

 

Министр обороны на встрече со спецназом ЦАХАЛа. Фото: пресс-служба армии
Министр обороны на встрече со спецназом ЦАХАЛа. Фото: пресс-служба армии

У тех, кто (в основном справа) утверждает, что комиссия по отбору кандидатур на ключевые посты себя изжила и не имеет смысла, есть серьезные аргументы. Но тем, кто уважает правила игры, трудно присоединиться к голосам людей, копающих под закон и требующих "большей свободы действий" для власти за счет демократических норм.

 

Сейчас на повестке дня выбор и назначение начальника генштаба. Обсуждаются четыре кандидатуры, но, по сути, лишь три из них имеют реальные шансы. Эяль Замир стоит на ступеньку ниже. Из оставшихся троих, если пользоваться примером "зачетных баллов", ведущим является Авив Кохави. Как бы то ни было, я лично не припомню столь чистоплотной, или, как говорят в армии, "эстетичной" процедуры отбора и выбора кандидатур, как это имеет место сейчас.

 

До сих пор назначение начальника генштаба было сопряжено с политиканской возней и партийными дрязгами. МАПАЙ проталкивал Фому, другие требовали Ерему, херутники настаивали на ком-то еще. Нередко эта грызня сопровождалась грязными сплетнями, подножками, ударами ниже пояса. Например, мыльная опера про назначение покойного Дана Шомрона была запрещена к просмотру детьми до 16 лет.

 

Назначение начгенштаба в 2010 году вообще стало апофеозом нечистоплотности, которой были помечены все – и те, кто назначал, и кандидатуры, и комиссия по отбору.

 

Тогда было два ведущих кандидата: Гади Айзенкот и Бени Ганц. Йоав Галант, бывший в свое время военным секретарем главы правительства

Ариэля Шарона, считался отстающим на шаг, в точности, как ныне Эяль Замир. У Нетаниягу Галант ходил в "меченых" близостью к Ариэлю Шарону. А в то время как раз на повестке дня стояла возможная атака на Иран. Нетаниягу и тогдашний министр обороны Эхуд Барак желали начальника Генштаба, удобного лично для них. Они с нетерпением ждали избавления от Габи Ашкенази и вздохнули с облегчением, когда каденция того закончилась. Им нужен был начальник генштаба, который бы соглашался с ними во всем и был бы агрессивным, а не тормозящим их пыл. Барак убедил Нетаниягу, что таким человеком будет именно Галант, что тот, дескать, достаточно гибок.

 

Пресса тогда вовсю склоняла "документ Харпаза", но то было мелочью, пустышкой. Важным документом была служебная записка Айзенкота, в которой тот аргументированно и по пунктам объяснял, почему атака на Иран недопустима. А это шло вразрез проектам, или, возможно, прожектам Барака и Нетаниягу. Айзенкот всегда был и остается человеком, лишенным карьеризма. Он всегда был серьезным, знающим, вдумчивым военным. Написанная им тогда служебная записка, а не только его скромность и предложение назначить кого-то другого, лишила его в тот раз шансов быть назначенным начальником генштаба.

 

Комиссию по подбору тогда возглавлял Яков Тиркель. Сегодня ее возглавляет Элиэзер Гольдберг – человек куда более крупного калибра. Комиссию во главе с Тиркелем Галант прошел без сучка, без задоринки. Только журналистское расследование Калмана Либскинда, выявившее, что Галант, оказывается, завладел землями, никогда ему не принадлежавшими, остановило его назначение, так как в дело тут же вмешались БАГАЦ, госконтролер и юридический советник правительства.

 

На сей раз министр обороны Авигдор Либерман ведет процедуру отбора и выбора кандидатуры начгенштаба основательно, углубленно и, главное, без никому не нужного шума. Он совещался с бывшими министрами обороны и начальниками генштаба, с генералами запаса, лично знающими кандидатов по совместной службе. Он даже попросил высказать свое мнение с глазу на глаз своего крикливого критикана и непосредственного предшественника Моше (Буги) Яалона.

 

Министр внутренней безопасности Гилад Эрдан – чтобы снова не угодить в лужу – ведет процедуру отбора кандидатуры генинспектора полиции основательно и без шума. И все же опыт назначений, к которым до сих пор так или иначе был причастен Нетаниягу, включая недавнюю провальную попытку назначить ответственной за кадры госслужбы его приближенную Офру Браху, доказывает необходимость в системе тщательной фильтрации кандидатур.

 

Таким фильтром может быть комиссия по подбору кандидатур на ключевые посты. Она должна проверять их "чистоплотность" в самом широком смысле – как в аспекте самого кандидата, так и в плане тех, кто его выдвигает и продвигает. Именно так постановил БАГАЦ, возложив тем самым на комиссию невыполнимую задачу. У комиссии ведь нет следователей, сыщиков и осведомителей. Чтобы сохранить такую комиссию, наделив ее при этом реальной силой, надо, видимо, поставить ее под эгиду госконтролера, имеющего необходимую инфраструктуру.