Меню
Эвакуация

Мать офицера: "Он позвонил отцу и сказал, что любит и что ранен в живот"

Женщина не хотела разрешать сыну службу в боевых частях, но он был непреклонен: "Я пойду защищать страну, другой у меня нет"

Эвакуация раненого. Фото: Хаим Горенштейн (Photo: Haim Horenstein)
Эвакуация раненого. Фото: Хаим Горенштейн
Родители 21-летнего офицера ЦАХАЛа из Димоны, раненного вечером 25 июля палестинским снайпером на границе Израиля с сектором Газы, рассказали некоторые подробности, свидетельствующие о его чутком и заботливом характере.

 

Эти, мама военнослужащего, получила известие о его ранении во время отдыха в Эйлате. По ее словам, сразу после происшествия сын вообще не хотел отправляться в больницу, "чтобы не оставлять своих солдат одних". Ведь буквально неделю назад они потеряли товарища – Авива Леви.

 

"Он не хотел, чтобы его заносили в вертолет, орал там благим матом, чтобы его не эвакуировали в больницу, кричал, что его солдаты остаются внизу одни, что он не может их бросить", - рассказала она.

Медицинский вертолет
Медицинский вертолет

Утром 26 июля, когда состояние сына улучшилось после сделанной ему операции, мама навестила его в беэр-шевской больнице "Сорока".

 

"Когда он услышал, что я плачу возле кровати, он помахал мне рукой в знак "все хорошо, все ОК". Хотя к его руке подключены аппараты и всякие трубки, он крепко пожал мою руку. Я сказала ему, что люблю его, и что все будет хорошо", - поведала мать.

 

По ее словам, сын всегда стремился служить в боевых частях. Но она не хотела подписывать ему разрешение на это - 10 лет назад семья потеряла из-за болезни дочь, и мать страшно боялась похожей судьбы для сына. 

 

"Но мой мальчик сказал: "Мама, пожалуйста, не запрещай мне идти своей дорогой. Я пойду защищать свою страну, потому что другой у меня нет", - вспоминает Эти.

 

После чего она добавила, что сразу после ранения сын позвонил отцу и произнес: "Папа, меня ранили в живот. Я тебя люблю".

 

Моше, отец офицера, рассказал об инциденте со слов сына. Вот что офицер поведал отцу: "Сначала мы были сосредоточены на беспорядках, которые устроили дети у пограничного забора, хотели их удалить, но вдруг я почувствовал сильный удар в живот".

 

По словам отца, сын пришел в себя и уже общается с родителями..

 

"Он обнял меня, пожал мне руку и сказал, что все в порядке, чтобы мы не плакали и были сильными, - поведал Моше. - Сын спросил врачей, когда он сможет вернуться в Газу. Я сказал ему, что он туда не вернется. Но сын не готов это принять, говорит: "Мои солдаты там одни".

 

Моше уверен, что Израилю нечего делать в Газе. "У нас сильная армия, сильное государство, нам нечего искать в Газе. Во время прошлой операции полегло 72 солдата. Я не хочу больше ни одного погибшего солдата, не хочу, чтобы все повторилось", - сказал он.

 

 

Поначалу состояние раненого оценивалось от средней степени до тяжелого, но после операции оно стабилизировалось, и теперь оценивается как средней степени тяжести.

 

Неделю назад этот офицер побывал на похоронах Авива Леви – солдата из той же роты, убитого снайпером не очень далеко от того места, где был ранен он сам. По словам матери, после этого сын провел субботу дома, но не распространялся о случившемся. "Царила тяжелая атмосфера, но он всегда успокаивал всех вокруг, говорил, что все будет хорошо", - сказала она.

 

Как уже сообщалось, офицер бригады "Гивати" был ранен огнем снайпера у границы с сектором Газы - в 400 метрах от того места, где в минувшую пятницу был убит сержант той же бригады Авив Леви.

 

Женщина считает, что выздоровление ее сына – это чудо, которое, к сожалению, не произошло с Авивом.

 

"Кто-то должен положить конец этому кошмару", - завершила она.