Меню
Комментарий
Дов Конторер

Израиль остался недоволен итогом тайных переговоров с США и Россией

Американо-российское соглашение о деэскалации на юге Сирии не затрагивает проблему присутствия иранских и проиранских сил в других районах этой страны. Заключению соглашения предшествовали тайные встречи представителей Израиля, США и России, о которых стало известно только теперь

 

Путин и Трамп. Фото: АР
Путин и Трамп. Фото: АР

Представители Израиля, США и России провели в начале июля серию тайных встреч с целью обсуждения планировавшихся США и Россией договоренностей о прекращении огня в южных районах Сирии и о создании зон деэскалации вблизи сирийской границы с Израилем и Иорданией. Встречи проводились в Аммане и в одной из европейских столиц незадолго до того, как Дональд Трамп и Владимир Путин объявили 8 июля в ходе гамбургского саммита G20 о достигнутой ими договоренности по сирийскому вопросу.

 

 Как следует из публикаций в СМИ, израильская переговорная группа включала представителей МИД, министерства обороны, Мосада и командования ЦАХАЛа. Во главе американской группы стояли спецпосланник государственного секретаря по Сирии Майкл Ратни и представитель президента США в коалиции против ИГ Бретт Макгерк. Российскую группу дипломатов возглавлял специальнный посланник президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев.

 

В ходе встреч выявились значительные разногласия между Израилем и занимавшими схожую позицию США и Россией. В Иерусалиме считают, что эта позиция не уделяет достаточного внимания необходимости вывода из Сирии иранских и проиранских сил. Параллельно со встречей указанных сторон в Аммане там же состоялась встреча представителей Израиля, США и Иордании, в ходе которой наблюдалась близость позиций, заявленных американской стороне Израилем и Иорданией.

 

Встреча глав КСИР и "Хизбаллы"
Встреча глав КСИР и "Хизбаллы"

Несколько дней спустя представители Израиля, США и России снова встретились в одной из европейских столиц, где переговоры велись на более высоком уровне, чем в Аммане. Общим с амманской встречей было, однако, то, что Израиль и там отстаивал свою точку зрения перед более или менее согласованной позицией США и РФ. Беседовавшие с журналистом "Гаарец" Бараком Равидом информированные израильские источники отмечают, что часть разногласий обусловлена разницей в восприятии мер по прекращению огня на юге Сирии: если США и Россия рассматривают эти меры как тактические и ориентированные на краткосрочную или среднесрочную перспективу, т. е. видят в них средство обеспечения необходимой сейчас для уничтожения ИГИЛ консолидации сил, то Израиль полагает достаточно вероятным, что эти меры будут иметь долгосрочный и стратегический по существу характер, и это заставляет его задумываться о том, как будет выглядеть Сирия после гражданской войны и какова будет мера иранского влияния в этой стране.

 

По указанной причине израильская сторона настаивала в ходе переговоров на том, чтобы соглашение Вашингтона с Москвой не ограничивалось требованием о недопущении иранских и проиранских сил в 20-километровую зону у границы с Израилем, но включала требование о выводе иранских и проиранских сил, включая формирования Корпуса стражей исламской революции (КСИР), "Хизбаллу" и другие шиитские милиции, со всей территории Сирии. В противном случае Сирия может превратиться, по мнению израильской стороны, в такой же ракетный форпост Ирана, каковыми уже являются ливанская "Хизбалла" и контролируемый ХАМАСом сектор Газы.

 

Под угрозой ракетных обстрелов в этом случае окажется не только Израиль, но и Иордания. Судя по сообщениям об упоминавшейся выше амманской встрече представителей Израиля, США и Иордании, данная оценка израильского кабинета разделяется иорданской стороной.

 

В ходе переговоров с представителями США и РФ израильскими официальными лицами также отмечалась, что присутствие в Сирии крупных иранских и проиранских сил приводит к изменению демографического состава ее населения в пользу шиитов и тем самым меняет в пользу указанной религиозной группы общий этноконфессиональный баланс на Ближнем Востоке, подрывая внутреннюю стабильность суннитских государств.

 

В этой связи следует напомнить, что 6 июля, за день до начала гамбургского саммита G20, президент России Владимир Путин беседовал по телефону с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу, а пресс-служба Кремля сообщила: "В контексте совместных усилий в борьбе с международным терроризмом обсуждалась проблематика ближневосточного урегулирования и ситуация в Сирии". Канцелярия Нетаниягу не комментировала этот телефонный разговор. В свою очередь в окружении израильского премьера давали понять, что тот недоволен проектом американо-российского соглашения по Сирии.

 

Причины скептического настроения Нетаниягу стали ясны, когда после тайных переговоров в тройственном формате и телефонной беседы Нетаниягу с Путиным президенты США и РФ объявили в Гамбурге о достигнутом ими соглашении. Израиль обнаружил, что текст договора не учитывает ни одну из позиций, заявленных им в ходе встреч с американскими и российскими представителями.

 

Так, в нем вообще не упоминаются ни Иран, ни "Хизбалла", и говорится лишь о необходимости предотвратить появление в южных зонах деэскалации у границ Сирии с Израилем и Иорданией "неместных вооруженных формирований". Вопрос о присутствии иранских и проиранских сил на остальной территории Сирии соглашением не затрагивается в принципе.

 

Нетаниягу с президентом Франции во время визита в Париж. Фото: AFP
Нетаниягу с президентом Франции во время визита в Париж. Фото: AFP

Это побудило Биньямина Нетаниягу выступить в ходе его визита в Париж 16 июля с критикой гамбургских договоренностей Дональда Трампа с Владимиром Путиным и еще более резко отозваться об этих договоренностях три дня спустя в Будапеште, в ходе состоявшейся там встречи премьер-министра Израиля с лидерами четырех восточноевропейских государств, входящих в Вишеградскую группу. Нетаниягу в обоих случаях подчеркивал, что достигнутым соглашением по Сирии увековечивается военное присутствие Ирана в этой стране.

 

Публичная критика соглашения израильской стороной возымела определенный результат. 17 июля, на следующий день после парижского заявления Нетаниягу, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров пообещал, что интересы Израиля будут учитываться в рамках процесса деэскалации в Сирии, после чего госсекретарь США Рекс Тиллерсон публично указал на необходимость вывода из Сирии иранских и проиранских вооруженных сил, подчеркнув, что это требование "не проводит различия между КСИР, разного рода милициями и наемниками, которых Иран отправил воевать в Сирии".

 

Тем не менее практических шагов к реализации этого требования пока не предпринято, и в ходе состоявшегося на прошлой неделе заседания израильского военно-политического кабинета министрами было признано, что достигнутое США и Россией соглашение по Сирии угрожает интересам Израиля.

 

 Вернуться на главную страницу