Меню
Хагит Цитьят-Левин

Эксперт по пенсиям: "Молодежь просаживает деньги на путешествия, а надо откладывать на старость"

Сегодня невыгодно держать накопления в банке. А что с ними делать - отложить на пенсию или купить акции? Как правильно распорядиться своими активами, рассказывает специалист по пенсионному страхованию Хагит Цитьят-Левин

 

Хагит Цитьят-Левин. Фото: Амит Шааль
Хагит Цитьят-Левин. Фото: Амит Шааль
 

Хагит Цитьят-Левин занимается темой пенсий уже 30 лет. Она начала карьеру в "Менора мивтахим" в бурный период комиссии Бахара, которая заставила банки продать свои пенсионные кассы ("купот-гемель") страховым и инвестиционным компаниям. В 2007 году она перешла в "Харэль" на должность директора по пенсионным кассам. А в прошлом году возглавила израильскую компанию по страхованию внешнеторговых рисков (БАСАСАХ). 

 

Хагит утверждает, что сегодня люди в Израиле не получают от своих накоплений никаких процентов. Поэтому молодежь живет на съемных квартирах и годами копит на собственное жилье, а пока от тоски просаживает деньги в путешествиях. "И никто из молодых не думает о пенсиях, - сетует эксперт. - А когда хватятся, будет поздно". 

 

"Молодые люди просто говорят себе: если невозможно купить квартиру, то будем хотя бы летать за границу". Фото: Орель Коэн
"Молодые люди просто говорят себе: если невозможно купить квартиру, то будем хотя бы летать за границу". Фото: Орель Коэн
 

- А что изменилось в пенсионной отрасли со времен реформы Бахара?

 

- Основное изменение - снижение процентных ставок. В Израиле номинальная учетная ставка - на нулевом уровне, а реальная процентная ставка, за вычетом инфляции, отрицательная. Накопления в банке не приносят прибыли, в результате люди пытаются заработать на сделках с недвижимостью или берут кредиты. На нашем языке это называется "нерыночные активы", и стоимость управления ими более высокая.

 

- Тем не менее законодатель решил вмешаться и снизить потолок платы за управление.

 

- Эта тенденция может быть проблематичной именно из-за сложности в управлении инвестициями. Для того чтобы купить облигации, не надо много денег и времени. Но чтобы заключить сделку с недвижимостью, нужно работать год, иногда больше, и держать армию адвокатов, а они не самые дешевые поставщики услуг. 

 

- Но разве страховые агенты, продающие пенсионные программы, не повышают косвенно рост платы за управление?

 

- Я не думаю, что страховые агенты - зло. Людям самим трудно принять решение по поводу пенсионной программы, поэтому им необходим внешний консультант.

 

- Но "купот-гемель" - это действительно простой продукт. Зачем нужен консультант?

 

- Если вы умеете инвестировать и самостоятельно принимать решения - пожалуйста, никто не заставляет вас обращаться к агенту. Но большинство этого не умеют делать. За них нужно решать, куда инвестировать. И, кстати, разве "купат-гемель" - это единственная форма сбережений для человека? Может, он хочет вложить все в акции, так почему нужно навязывать ему "чилийскую модель", где доля акций в накоплениях со временем уменьшается? И да, есть ценность в альтернативных инвестициях, особенно при нулевой процентной ставке.

 

- Проблема в том, что агент финансово заинтересован перевести клиента из одной компании в другую.

 

- Это утверждение ни на чем не основано. Большинство агентов -профессионалы. У них есть лицензии, их контролируют. Это как если бы вы сказали, что адвокат будет делать что-то только для гонорара. Нужно много работать, чтобы получить лицензию и сдать трудные экзамены. Есть нечестные агенты, но если вы откроете газету, то увидите, что есть адвокаты, которые сидят в тюрьме. Сказать, что их большинство, - значит опорочить целую отрасль.

 

Если бы агенты не приносили людям пользы, эта профессия уже исчезла бы. Но она существует, агенты помогают заказчикам определиться с решением на основе полной картины его доходов. Это не то же самое, как в телевизионной рекламе, которая зовет присоединиться к определенному пенсионному фонду, "потому что он надежный". 

  

- А как же призывы "пенсия одним нажатием кнопки", "вы будете меньше платить за управление"?

 

- Я работаю в отрасли с 1989 года и говорю вам со всей ответственностью: очень мало людей принимают решения самостоятельно. Даже те, кто перешел в более дешевые пенсионные фонды, не сами решили так поступить, кто-то направил их туда.

 

У меня самой есть старые полисы, по которым я плачу дикие комиссионные за управление, причем за секунду деньги можно было бы перевести в другое место, но все не доходят руки. Моя дочь, например, ей 26 лет, у нее есть немного денег в одной инвестиционной компании, и она просила меня помочь ей. Я ей говорю: "Зайди на сайт и скачай бланк", но она этого так и не сделала. Люди не занимаются своими деньгами, вот в чем проблема. 

 

- Такие вещи, как инвестиционные пенсионные кассы ("купот-гемель ле-ашкаа") и государственная программа сбережений для каждого ребенка ("хисахон ле-холь йелед"), поощряют внимание и интерес к накоплениям?

 

- Увы, мало кто присоединится к ним, если нет канала по распространению - через агентов или консультантов.

  

- Чилийская модель, при которой молодые делают сбережения с более высоким риском, с большей долей акций, и этот риск снижается с годами, - как вы думаете, правильная?

 

- Я думаю, что направление является принципиально правильным, но его реализация проблематична. Модель нужно внедрять постепенно и только среди тех, кто этого хочет. Проблема с чилийской моделью в том, что когда вкладчику исполняется 50 лет, долю акций начинают уменьшать, а это не всегда правильно. Ведь не все обязательно снимают деньги по достижении пенсионного возраста.

 

70 процентов активов в пенсионных кассах ликвидны, деньги можно легко забрать, но их не забирают. Люди знают, что они могут снять деньги, но не хотят этого делать. Так кто мы, чтобы говорить им, что они должны уменьшить долю акций до 10 или до 15 процентов? Генеральная линия - уменьшать риск - верна, но когда моя дочь спрашивает меня, какое направление выбрать для сбережений, я отвечаю ей без всяких колебаний: акции.

 

  Вернуться на главную страницу