Меню
Комментарий
Дов Конторер

Нетаниягу капитулирует перед ортодоксами? Тут все хитрее

Религиозные партии идут на поводу избирателей, Нетаниягу идет на поводу ортодоксов. Что из этого выйдет?

 

Руководство партии Яадут ха-Тора. Фото: Цвика Тишлер
Руководство партии Яадут ха-Тора. Фото: Цвика Тишлер

 

Решение о создании альтернативной площадки у Стены плача в виде помоста над раскопками у ее южного участка было принято в январе 2016
года без поддержки ультраортодоксальных партий, но с их ведома и молчаливого согласия. Парламентские лидеры ШАСа и Яадут ха-Тора знали, насколько этот проект важен премьер-министру в контексте взаимоотношений Израиля с реформистскими и консервативными общинами США, и не собирались превращать его в повод для коалиционного кризиса. Возможно даже, что они были рады практическому решению, сулившему прекращение скандалов, которыми сопровождается каждое появление у Стены плача группы экзальтированных дам в расшитых цветочками талесах и тфилин.

 

Но если парламентарии и министры указанных партий были готовы принять компромиссный план создания у Стены альтернативной площадки, предложенный в свое время Натаном Щаранским и снискавший горячее одобрение Биньямина Нетаниягу, то "ультраортодоксальная улица" отреагировала на него совершенно иначе. Возможность заявить о себе она получила, как и многие заметные ныне группы в секулярном обществе, благодаря независимым СМИ, развитию интернета и социальным сетям.

 

Прежде почти единственным средством самоизъявления для нее были ультраортодоксальные газеты, за каждой из которых стояла определенная партия или значительная внутрипартийная группа, как в случае с входящей в Яадут ха-Тора фракцией Дегель ха-Тора и ее печатным органом "Ятед неэман". Этим определялась ситуация, при которой единственным голосом ультраортодоксального общества (за исключением настенных плакатов, т. н. "пашквилей") был голос представляющих его партий. Затем у ультраортодоксов появились более или менее независимые СМИ, печатные и электронные, а на следующем этапе и собственные площадки сетевых коммуникаций. Это объективно ослабило лидеров ультраортодоксальных партий, вынудив их прислушиваться к голосу "улицы", которая с появлением у нее собственной резонансной среды обрела способность награждать политиков за чуткость к своим запросам или, напротив, наказывать их, когда они не желали учитывать ее настроение.

 

Но "улица" часто бывает настроена радикальнее системных политиков, обученных искусству компромисса уже самим фактом своей работы в системе. Израильские ультраортодоксы не стали исключением из этого правила: с появлением у них собственной резонансной среды они обрели возможность предъявлять политические запросы, превосходящие своей твердостью и остротой фактическую позицию их партий.

 

В сентябре прошлого года ШАС и Яадут ха-Тора не желали замечать производившихся по субботам ремонтных работ на железнодорожной станции в Тель-Авиве. Превратить этот факт в повод для сильнейшего давления на премьер-министра, вплоть до угрозы коалиционного кризиса, их заставила возбужденная реакция "ультраортодоксальной улицы", узнавшей о субботних работах благодаря снятому квадрокоптером видеоролику, который был выставлен для просмотра в сети и популяризирован ультраортодоксальными сайтами.

 

Нечто подобное случилось несколькими месяцами ранее, когда "ультраортодоксальная улица" возмутилась пассивностью своих партий в связи с принятием правительственного решения о создании альтернативной площадки у южной части Стены плача, на которой религиозные и псевдорелигиозные церемонии смогут совместно проводиться мужчинами и женщинами. В этом была усмотрена формула признания равноправного статуса у Стены за реформистами и консерваторами, после чего напуганные представители ультраортодоксальных партий уже не могли согласиться с тем, чтобы правительство, в которое они входят, выполнило принятое им решение об альтернативной площадке.

 

Нетаниягу был вынужден поступиться реализацией своего замысла. Осознавая политический вес реформистских и консервативных общин в США и нисколько не желая конфликта с ними, он, тем не менее, понимает, что американские раббаи и рабанессы не заменят ему коалиции.

 

Партнерство премьер-министра с ШАСом и Яадут ха-Тора носит стратегический характер: Нетаниягу знает, что если левые партии заставят его пойти на разрыв с ультраортодоксами, сами они впоследствии будут готовы сотрудничать с ними на самых благоприятных для ультраортодоксов условиях, оправдывая свое поведение тем, что "ради мира позволительно нахлобучить штраймл". Такое уже наблюдалось в период совместного участия МЕРЕЦа и ШАСа во втором правительстве Ицхака Рабина; к такому же и еще более широкому участию ультраортодоксальных партий в своей будущей коалиции стремился Ицхак Герцог в прошлую каденцию кнессета, когда отношения Биньямина Нетаниягу с ШАСом и Яадут ха-Тора были омрачены его неспособностью нейтрализовать политический блок Нафтали Беннета и Яира Лапида.

 

Но ситуация, при которой принятое правительством решение не выполняется им в течение полутора лет, открывала возможность вмешательства для Высшего суда справедливости, уже принявшего к рассмотрению ряд связанных с этим исков. Дать БАГАЦу убедительный ответ на вопрос о том, почему правительство не выполняет свое решение, Нетаниягу не мог, и ему пришлось отменить его, что и было произведено на этой неделе.

 

Отмена прошлогоднего решения об альтернативной площадке не перечеркивает возможность вынесения БАГАЦем вердикта в пользу истцов, требующих предоставления равных условий доступа к Стене реформистам и консерваторам. Если это случится, ультраортодоксы, скорее всего, потребуют принятия специального закона, которым будет лишено силы постановление БАГАЦа. Естественно предположить, что Нетаниягу пойдет им навстречу и в этом случае, если коалиционные партнеры Кулану и НДИ позволят ему поступить таким образом.

 

Биньямин Нетаниягу. Фото: Амос Бен-Гершом
Биньямин Нетаниягу. Фото: Амос Бен-Гершом
 

Строго говоря, Биньямин Нетаниягу дает ультраортодоксам понять, что им будет выполнено любое их ультимативное требование. Но при этом премьер-министр не может гарантировать им, что результатом их чрезмерных успехов не явится после выборов такая политическая констелляция, при которой ШАСу и Яадут ха-Тора не найдется места в будущей коалиции - например, из-за усиления Еш атид, в результате которого лидер Ликуда не получит мандата на формирование правительства.

 

Министры и парламентарии ультраортодоксальных партий и сами знают об этом, и если бы не давление "улицы", они проявляли бы значительно большую сдержанность в случаях, когда их частный успех во второстепенных вопросах провоцирует недовольство многих израильских граждан.

 

 Вернуться на главную страницу

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Нетаниягу капитулирует перед ортодоксами? Тут все хитрее"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий