2022-07-07 16:30:59 61536620 "В Израиле мы споем на иврите и ладино": эксклюзивное интервью солистки Pink Martini Чайна Форбс рассказала в интервью для "Вестей" о том, как создавалась популярная группа, и о концерте в Тель-Авиве Игорь Молдавский https://www.vesty.co.il/main/article/hycsop1s9 Mon, 04 Jul 2022 10:9:41 +03:00 В разговоре с Чайной Форбс, неизменной солисткой группы Pink Martini вот уже более 25 лет, больше всего поражает ее доступный и легкий стиль общения. Другие звезды ее уровня, у которых доводилось брать интервью, ни шагу не делают без пресс-секретарей, тщательно следящих за каждым произнесенным словом. И, разумеется, любая беседа с прессой проходит с помощью конференц-связи - чтобы не светить личный номер артиста. С Форбс же все было просто: представитель группы без лишних раздумий переслала номер мобильного телефона певицы, ровно в назначенный час она приветствовала меня бодрым Bonsoir! - а через несколько минут мы беседовали так непринужденно, как будто общаемся на постоянной основе. Pink Martini - уникальный коллектив. В 1994 году его создали два выпускника Гарвардского университета - классический пианист Томас Лодердейл и актриса музыкального театра Чайна Форбс, начавшая успешную карьеру на нью-йоркской сцене. Случай столкнул их вместе через несколько лет после выпуска - и полностью изменил жизни обоих. Оркестр, получивший название Pink Martini, быстро стал популярным - сначала на американской сцене, а затем группа отправилась покорять Европу, азиатские страны, Австралию - да и весь мир. Помимо универсального языка музыки, который понимают везде, солисты группы поют на многих других - включая иврит. В Израиле группа Pink Martini впервые побывала в 2019 году - c двумя концертами, прошедшими с полным аншлагом. А 18 июля 2022 года группа выступит в Тель-Авиве с единственным концертом. На этот раз на сцену выйдет не только Сторм Лардж - вторая солистка коллектива, приезжавшая с гастролями в прошлый раз, но и Чайна Форбс. - На сайте группы я нашел фразу, произнесенную в одном из интервью Томасом Лодердейлом. Он сказал так: "Если бы в 1962 году в ООН решили создать свой музыкальный коллектив, то я надеюсь, что на эту должность были бы избраны мы". Вопросов много: почему ООН, почему именно 1962 год, что имелось в виду? - Создатель нашей группы был и остается очень агом. А 18 июля 2022 года группа выступит в Тель-Авиве с единственным концертом. На этот раз на сцену выйдет не только Сторм Лардж - вторая солистка коллектива, приезжавшая с гастролями в прошлый раз, но и Чайна Форбс.&nbsp;</p> <p><strong>- На сайте группы я нашел фразу, произнесенную в одном из интервью Томасом Лодердейлом. Он сказал так: "Если бы в 1962 году в ООН решили создать свой музыкальный коллектив, то я надеюсь, что на эту должность были бы избраны мы". Вопросов много: почему ООН, почему именно 1962 год, что имелось в виду?</strong></p> <p>- Создатель нашей группы был и остается очень политически ориентированным человеком. Для него водораздел современной американской истории проходит по 1963 году - когда был убит президент Джон Кеннеди. Он искренне убежден, что после этой даты в США не произошло ничего по-настоящему прекрасного. Именно поэтому он так тяготеет к ретро и именно поэтому этот год - 1962, когда в Америке, по его мнению, все еще было очень хорошо, так часто упоминается в его интервью. Что же касается ООН - здесь все просто: мы действительно очень необычная группа, поющая на 25 языках. Мы верим в то, что люди всего мира могут объединиться и лучше понять друг друга и окружающий нас мир посредством музыки. Именно поэтому идея настоящего объединения наций через искусство, через прекрасное нам всем так близка.&nbsp;</p> <p><strong>- Ваша группа была создана в 1994 году для почти невероятной для музыкального коллектива цели - предоставлять музыкальное сопровождение для политических собраний. Кому пришла в голову эта идея?</strong></p> <p>- Это была идея Томаса, и все произошло почти случайно. Он - дипломированный классический пианист и никогда не думал посвятить свою жизнь эстрадному оркестру. Но он был так поражен одним гомофобным законом, который пытались провести в нашем родном штате Орегон, что решил действовать. Он собрал вокруг себя группу единомышленников и решил, что сделает все возможное, чтобы изменить закон. Одно время он даже планировал выставить свою кандидатуру на должность мэра Портленда. Работая над своей политической кампанией, он хотел провести серию мероприятий, на которые люди будут приходить с удовольствием. Но созданная им группа имела такой огромный успех, что ее выступления люди продолжили заказывать и после того, как политическая кампания Томаса была завершена. Именно эта группа и стала основой будущего Pink Martini.&nbsp;</p> <IMG id=captionImageElement28217349> <p><strong>- Вы вошли в состав коллектива примерно год спустя. Как это произошло?</strong></p> <p>- Томас сделал мне предложение в своем стиле - &nbsp;очень необычно. Дело в том, что он был недоволен первой солисткой группы и хотел ее сменить. А поскольку мы вместе учились в колледже и университете и принимали участие в общих проектах - постановках мюзиклов, оперных спектаклях, - он вспомнил обо мне. В то время я уже жила в Нью-Йорке, у меня была собственная группа. Но Томас настоял, чтобы я приехала в Портленд на пару дней и приняла участие в нескольких запланированных концертах его коллектива. Он был в отчаянном положении - у него не было певицы для концертов, которые должны были состояться буквально через несколько дней. И да, он предложил мне слишком много денег, чтобы я не могла отказаться. Я приехала в Портленд, спела в одном концерте, другом, третьем. А потом мне это начало нравиться, и я осталась там навсегда.&nbsp;</p> <p><strong>- Решение группы исполнять песни на иностранных языках было довольно необычным для американского коллектива. Не секрет, что многие граждане США не утруждают себя знанием иностранных языков, им вполне хватает английского. Кто был автором идеи?</strong></p> <p>- Томас, без всякого сомнения. Он всегда любил иностранные языки и не очень уважал песни на английском. Он обожает фильмы Педро Альмодовара, его любимым фильмом всех времен был и остается "Завтрак у Тиффани", он любит разыскивать редкую музыку во всех уголках мира. Эстетика и музыкальный язык Pink Martini сформировались именно там, на стыке всех его увлечений. Уже в первом нашем альбоме были песни на японском, греческом и испанском, а главным синглом стала совместно написанная мной и Томасом Sympathique - на французском, потому что мы оба изучали этот язык.&nbsp;</p> <p><strong>- То есть вы начали где-то с 4-5 языков?</strong></p> <p>- А потом, когда группа начала разъезжать по миру, нам показалось очень важным стараться петь на языке той страны, которую мы посещаем. Так расширялся наш репертуар и языки, на которых мы поем. У нас появились композиции на турецком, арабском, китайском языках и так далее.</p> <p><strong>- Вы записали и композиции на иврите, хоть в Израиль группа Pink Martini &nbsp;приехала гораздо позже...</strong></p> <p>- Не только на иврите, у нас есть и песня на ладино - "Ocho kandelikas" ("Восемь свечей"). Эта композиция появилась в репертуаре благодаря замечательному другу нашей группы, кантору синагоги консервативного иудаизма Иды Каханы. Есть у нас и композиция на иврите - Elohai N'tzor, текст из псалмов Давида, - которая тоже, думаю, прозвучит на концерте в Израиле.&nbsp;</p> <p><strong>- Как человек, не знающий языка, на котором поет, работает над произношением слов? Насколько это сложно?</strong></p> <p>- Все дело в музыкальном слухе. Я вслушиваюсь в музыку языка и стараюсь передавать в своем исполнении все услышанные нюансы. Кроме того, как актрисе мне пришлось работать с различными акцентами, особенно в комедийных пьесах. Я изучала французский и итальянский в университете, и это, конечно, мне очень помогло. Все остальное - это чистая фонетика. Ну, а в совершенно запущенных случаях (<em>смеется</em>) очень помогают два вовремя выпитых бокала шампанского - и тогда все сразу становится на свои места.&nbsp;</p> <p>Форбс родилась в 1970 году в известной в Бостоне династии с французскими и шотландскими корнями. К этой же семье принадлежит и бывший госсекретарь США Джон Керри, являющийся дальним кузеном исполнительницы. Ее мать - афроамериканского происхождения.&nbsp;</p> <p>В старших классах Форбс училась в известной академии Phillips Exeter, считающейся одной из самых престижных школ-интернатов в мире. После этого она продолжила образование на факультете визуальных искусств в Гарвардском университете, который закончила с отличием.</p> <IMG id=captionImageElement28217350> <p><strong>- Помимо песен на разных языках Pink Martini известна и своими необычными гостями, которые присутствуют в качестве приглашенных вокалистов практически в каждом новом альбоме. Как рождается такое сотрудничество?</strong></p> <p>- Это стопроцентно работа Томаса. У него уникальный музыкальный кругозор, он слушает огромное количество музыки со всего мира и знает имена, о которых в Америке не слышал практически никто, а если слышал, то уже успел забыть. Так, мы записали песню с очень популярным во Франции Анри Сальвадором, и он даже выступил вместе с нами на большом концерте в Hollywood Bоwl в Лос-Анджелесе, - и со многими другими.</p> <p><strong>- Какие совместные работы оказались особенно памятными для вас?</strong></p> <p>- Хороший вопрос. Назову имя замечательного джазового исполнителя Джимми Скотта. Он известный музыкант, но далеко не так популярен, как это должно было быть. Мы записали композицию Tea for two, а потом выступали вместе, и это было потрясающе. Запомнилось сотрудничество с прекрасной актрисой, настоящей легендой - Кэрол Чэннинг. Она была звездой Бродвея и преуспевающей голливудской актрисой - и тоже выступила вместе с нами. Не могу не упомянуть потрясающего французского барда Жоржа Мустаки - работа с ним была незабываемой и переросла в дружбу. В свое время я рассказала ему, что моя мать пела мне в детстве песню Ma solitude, написанную им. И тогда &nbsp;Жорж настоял, чтобы мы записали ее в качестве дуэта. Эта композиция вошла в его последний альбом.&nbsp;</p> <p><strong>- Вы побывали на гастролях во многих странах. Где вам комфортнее всего выступать?&nbsp;</strong></p> <p>- В любой стране, где нас ждут и тепло принимают, а это происходит практически везде. У нас особые, теплые зрители, которые приходят на наши концерты, потому что знают и любят нашу музыку. Случайных людей у нас на выступлениях практически не бывает. Наша публика открыта, она разбирается в музыке, она ждет живое, энергичное шоу, а не пение под фонограмму.&nbsp;</p> <p>С другой стороны - публика везде разная. С этой точки зрения меня в последнее время просто поразили концерты в Южной Корее. Если в других азиатских странах публика ведет себя относительно сдержанно, то творившееся на концертах в Сеуле просто трудно описать словами. Зрители кричали, громко подпевали нам и были полностью погружены в нашу музыку. Это было потрясающе. &nbsp;Концерты во Франции всегда очень волнительны лично для меня - я владею языком, мои предки по материнской линии - выходцы из Франции. Кстати говоря, я еще никогда не была в Израиле, поэтому очень жду встречи с вашей публикой. По рассказам коллег, которые выступали у вас три года назад, - их принимали очень тепло.&nbsp;</p> <p>• <a href="https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-61507340,00.html" class="bluelink" target="" style="">Немного Pink Martini в июльскую жару: группа из США даст один концерт в Израиле</a></p> <p><strong>- Вы приезжаете в Израиль вместе со второй вокалисткой группы - Сторм Лардж. Как две певицы, две дивы, если хотите, уживаются в одной группе и на одной сцене?</strong></p> <p>- Сторм пришла в Pink Martini из-за того, что я была вынуждена пройти операцию на голосовых связках и врачи временно запретили мне не то что петь - даже разговаривать. И тогда она начала выступать вместо меня. А потом у меня родился ребенок, и я стала ездить на гастроли реже, чем обычно. Но в последнее время в основном с группой пою я, а Сторм, у которой есть и своя прекрасная сольная карьера, подменяет меня время от времени. Так что наши совместные концерты - это, скорее, исключение из правил и, если хотите, особый подарок для наших фанатов.&nbsp;</p> message