Меню
Биография
Шломо Карлебах
Раввин-хиппи с гитарой: как песня "Ам Исраэль хай" прозвучала в Москве в разгар холодной войны
Шломо Карлебах пел солдатам ЦАХАЛа во время Войны Судного дня, дружил с Бобом Диланом и сходил с ума из-за любви к Иерусалиму

Фото: Орот
Фото: Орот

В сентябре 2017 года выходит в свет первая объемная биографическая книга о единственном в своем роде "поющем раввине" Шломо Карлебахе (1925-1994). Ее автор – доктор Натан Офир (Оффенбахер).

 

Казалось бы, что еще может быть не известно о Шломо Карлебахе… Его называли раввином с гитарой, раввином-хиппи, хасидом нью-эйджа. О нем складывались легенды. Он был первым посланником Любавичского ребе, а потом изгнан из этого религиозного движения за свой либерализм. 

 

В течение жизни Карлебах выпустил 27 альбомов, провел 4 тысячи концертов. Он оказал влияние на десятки тысяч евреев по всему миру, которое ощущается до сих пор. А в разделе знакомств для религиозных евреев можно встретить категорию "карлебаховец".

 

"В 1992 году я был на встрече с Карлебахом, и мы столкнулись в коридоре синагоги в Бейт-Эле, - рассказывает автор биографии Натан Офир. – Рабби Шломо тогда благословил моего одиннадцатилетнего сына Менахема, чем произвел на него неизгладимое впечатление. Когда у Менахема родился сын, он назвал его – hод Шломо (величие Шломо)".

 

Шломо Карлебах и его брат-близнец родились в 1925 году в Берлине. В 1939 году семья эмигрировала в США. Шломо учился в ортодоксальных "литовских" ешивах. В 1949 году он встретился с хабадским ребе Йосефом-Ицхаком Шнеерсоном, попросил у него духовного наставления - и вскоре стал его посланником, приближающим евреев США к своим истокам.

 

Когда Йосеф-Ицхак умер и духовным лидером ХАБАДа стал его брат Менахем-Мендл, Шломо Карлебах продолжал возвращать евреев в лоно иудаизма.

 

Несмотря на теплые отношения Карлебаха с ребе, многим хасидам не нравился либерализм "посланника с гитарой". Были случаи, когда хасиды угрожали Шломо "обкорнать бороду" – за нескромные мероприятия, где не соблюдалось гендерное разделение и даже происходили запрещенные Галахой внесемейные прикосновения к лицам противоположного пола.

 

Автор книги д-р Натан Офир
Автор книги д-р Натан Офир

В 1954 году Шломо ушел из ХАБАДа и начал распространять свет Торы самостоятельно, вместе со своей музыкой. В начале 60-х его пластинки "Душа – тебе" и "Благослови душу мою" стали чрезвычайно популярными в США. Карлебах выступал вместе с Бобом Диланом (который был его другом), Джони Митчелл, Питом Сигером.

 

Как-то в конце шестидесятых, выступая перед длинноволосой публикой, Шломо пригласил слушателей прийти в синагогу, где он обычно молился на исходе субботы. Предполагалось, что из хиппи едва наберется миньян (10 молящихся евреев), а пришли тысячи…

 

Карлебаху удавалось соединить галахические устои с духом любви и свободы. Его последователи знали, что окунание в микве – это современный обряд духовного очищения, а энергичный танец-соло может быть частью молитвы.

 

По своей популярности в рядах хиппи рав Шломо успешно соперничал с индийским гуру Свами Сатчидананда.

 

При этом доктор Офир рассказывает, что в подвале дома Карлебаха собиралось покуривавшее марихуану молодежное "подполье", и сам Карлебах, постоянно находящийся на гастролях, не представлял себе всего, что там происходит.

 

Вместе с ростом популярности росла и критика по отношению к "танцующему раввину". Но больше запоминается любовь к нему и его любовь ко всем.

 

Карлебах прилетел в Израиль после войны Судного дня, чтобы спеть раненым солдатам в больницах. Он пел на коллективных "хупот", пел в домах престарелых, он был готов помочь и часто отдавал всю наличность, что была в карманах.

 

Карлебах периодически посещал тюрьму, чтобы поддержать заключенных там евреев, чтобы дать им силы выдержать испытание и начать новую жизнь. Рав пел заключенным, а, прощаясь, обнимал их. Однажды, когда Карлебах выходил из камеры, его вдруг окрикнул огромного роста чернокожий заключенный со шрамами на лице.

 

"Что тебе угодно, мой праведный друг?", - спросил рав.

 

Чернокожий горько зарыдал, и сказал: "Меня никто никогда не обнимал, никогда. Если бы кто-то обнял меня 10 лет назад, я бы не сидел здесь".

 

В 1977 году Карлебах наивно предлагал премьер-министру Менахему Бегину организовать доставку в Израиль тысяч евреев-хиппи, которые встретят в аэропорту президента Египта Садата, и с танцами и песнями будут сопровождать его в течение исторического визита…

 

На его личной печати было написано: "Шломо, сын Песи, сошедший с ума из-за любви к евреям и к Иерусалиму, но, несмотря на это сумасшествие, все еще влюбленный во весь мир".

 

Шломо Карлебаха называли отцом современной еврейской песни, в которой он сумел соединить древнюю традицию синагогального песнопения с народной восточно-европейской и современной американской музыкой. Он не знал нот. Свои мелодии записывал на портативный магнитофон, который носил с собой.

 

Он объездил с концертами разные страны. Дважды побывал в Советском Союзе. Причём, первый раз — в самый разгар холодной войны. Свою

знаменитую песню "Ам Исраэль хай" ("Народ Израиля жив") он написал по просьбе организации "Студенты в борьбе за советских евреев" (Student Struggle for Soviet Jewry). В 1970-м году он пел эту песню в Москве, у синагоги на улице Архипова на празднике Симхат-Тора, и вместе с ним пели и плясали тысячи молодых московских евреев. Второй раз Шломо Карлебах побывал в Советском Союзе в конце 1980-х, и дал более 20 концертов.

 

Раввин Карлибах умер в самолете, по дороге в Канаду, напевая старую хасидскую песню.

 

 Вернуться на главную страницу