Меню
Комментарий
Дани Давидзон
На прогулку с Йоси Кляйном: откуда у "Гаарец" симпатия к "Хизбалле"
Колонка Кляйна в "Гаарец" не принесла ни пользы, ни вреда ни правым, ни левым, но укрепила позиции трезвомыслящих центристов

Боевики "Хизбаллы". Фото: АР
Боевики "Хизбаллы". Фото: АР

В редакционной колонке в "Гаарец", написанной с симпатией к "Хизбалле" и антипатией к "кипот сругот", автор Йоси Кляйн не учел, пожалуй, одного: приглашения реализовать свободу высказанного мнения на практике, в реальной жизни…

 

Я отнюдь не собираюсь ни оспаривать точку зрения Кляйна, ни дискутировать с "Гаарец" по поводу того, что позволено выплескивать на газетные
полосы, а что - нет. Тем более что в ответе редакции на возмущенные отклики все уже было написано: да, можно и такое. Скажу лишь одно. Вызывающие такие серьезные опасения у Кляйна "кипот сругот" ("вязаные кипы") - представители самой продуктивной с общественной точки зрения религиозной части населения страны. Они учатся в университетах, служат в армии, работают, они осваивают страну. И очередная атака на них со стороны "Гаарец", кстати, имела совершенно противоположный результат: относиться к ним начинаешь с еще большей симпатией.

 

Но вернусь к самому автору колонки и приглашу его на короткую прогулку.

 

Для начала мы съездим в любое из "опасных", с его точки зрения, мест, то есть в еврейское поселение. Чтобы не боялся чрезмерно, во время прогулки я возьму его под свою опеку. Но только при одном условии: Кляйн не будет сохранять инкогнито и, если понадобится, представится под своим настоящим именем.

 

Наверняка его персона не вызовет у встречных восторга. Не исключено, что завяжется спор, возможно, даже на повышенных тонах. Но я ручаюсь за то, что в этом опасном месте никто не тронет Кляйна пальцем. Никому не придет в голову побить его камнями, никто не сделает попытки сбросить его в ров. В худшем для Кляйна случае его попросят покинуть территорию столь ненавидимого им места. Но даже если он не послушается, его не выдворят силой, пусть он и проведет здесь день-деньской. Так что в моей защите Кляйн явно нуждаться не будет.

 

Кто-то поспорит с тем, что все будет или могло бы быть именно так? Вряд ли.

 

А теперь перенесемся на север страны, прямиком к ведущим в Южный Ливан, вотчину "Хизбаллы", пограничным воротам "Фатма". Перенесемся и распахнем эти ворота перед Йоси Кляйном.

 

Нет, в Южный Ливан за ним я не пойду. Да и зачем ему там моя защита? Он ведь уверен, что "Хизбалла" гораздо менее опасна, чем поселенцы - "кипот сругот". Для пущей верности и личной безопасности он даже может прихватить с собой плакат: я - такой-то и такой-то, считаю так-то и так-то.

 

Одним из первых более или менее крупных населенных пунктов на его пути будет Кафр-Киле. Интересно, как много времени пройдет, прежде чем трибун из "Гаарец", с силой вцепившийся в собственные штаны, поскребется в ворота "Фатма", чтобы его впустили обратно в Израиль? Думаю, считанные часы. Не исключено еще, что выцарапывать израильского публициста левого толка из жестких объятий новоявленных друзей из "Хизбаллы" придется солдатам в тех самых "кипот сругот", которые навевают на Кляйна такой священный ужас.

 

Кто-то поспорит, что все случится именно так? Нет. И прежде всего не станет спорить сам Йоси Кляйн. Ибо на самом деле он прекрасно знает, где безопасно, а где - нет, кто опасен, а кто - нет.

 

Вот такая прогулка.

 

Колонка Кляйна в "Гаарец" не принесла ни пользы, ни вреда ни правым, ни левым, но укрепила позиции трезвомыслящих центристов, еще раз убедившихся в том, что судьба страны - только в их руках.