Меню
Photo: AP
Башар Асад. Фото: AP
Photo: AP
Ударит ли Асад по Израилю химическим оружием? Мнение военного аналитика
Ведущий аналитик израильских СМИ по военным вопросам представляет факты о раскладе сил между Израилем, Россией, США и Ираном в сирийском вопросе

Израиль поддержит любые действия международного сообщества - осуждение, санкции или применение силы - против Башара Асада. Но ничего не станет предпринимать по собственной инициативе. Единственная израильская активность в этой стране - оказание гуманитарной помощи сирийским гражданам, живущим недалеко от границы. Такова израильская политика в свете недавних военных преступлений президента Сирии Башара Асада против его же собственных граждан.

 

Помощь пострадавшим в Идлибе. Фото: MCT
Помощь пострадавшим в Идлибе. Фото: MCT
 

Израиль располагает многочисленными свидетельст­вами того, что именно сирийские ВВС провели химическую атаку в Идлибе по прямому указанию из президентского дворца. В Генштабе ЦАХАЛа даже знают объем примененных химических веществ, которых якобы уже давно нет у сирийских властей. Но, как считают наши военные, непосредственной опасности для Израиля нет. Несмотря на одержимость Башара Асада властью, полагают у нас, он не осмелится использовать химическое оружие против Израиля. Тем более что ему уже давно и не раз объясняли: реакция нашей страны на применение неконвенционального оружия будет ужасной.

 

Можно предположить, что, рассматривая различные возможности, израильские военные пришли к выводу, что Сирия так рисковать не станет. Например, Израиль не считает, что есть смысл в каких-либо военных или дипломатических шагах, которые могут поставить нашу страну перед угрозой конфликта с Россией: стратегические договоренности между Нетаниягу и Путиным важнее. Не исключено, что удастся привлечь российские власти к защите израильских интересов, в частности, в рамках соглашения с Сирией.

 

 

Россия также делает свое дело. Согласно сообщениям российской прессы, на состоявшейся в Москве встрече Путин заявил иранскому президенту

Роухани, что тот должен обезопасить ситуацию от агрессивных шагов сирийского режима. Путин вступил в стратегический союз с самым опасным врагом Израиля, но хочет, чтобы Иран воздействовал на сирийские власти не только в целях причинения вреда нашей стране. Звучит странно, но такова сегодняшняя ситуация в Сирии. В Израиле надеются, что Путин в обмен на сотрудничество с Израилем воздействует на Иран, Сирию и Хизбаллу. Тем более что это в российских стратегических интересах.

 

За требованием Путина к иранскому президенту скрывается беспокойство русских: им не нравится слишком независимая позиция Асада, возомнившего после военных успехов в Алеппо, что он способен взять контроль над ситуацией в расколотой стране и без России.

 

Наглость, с которой Асад использовал химическое оружие через четыре года после требования Совета Безопасности ООН о  безусловной сдаче его арсеналов, основана на мнении, будто мир устал от сирийского конфликта.

 

Жертва химической атаки в Идлибе. Фото: EPA (Photo: EPA)
Жертва химической атаки в Идлибе. Фото: EPA

Жертва химатаки. Фото: AFP
Жертва химатаки. Фото: AFP

 

В Дамаске упоены силой. Однако не так легко рационально объяснить использование химического оружия не против основного врага, не говоря уже о моральном аспекте. Аналитики цепляются за теории одержимости в семье Асада по отношению к суннитам и напоминают, что район Хама десятилетиями представляет собой полигон истребления алавитами приверженцев крупнейшего исламского течения.

 

Так, в 1982 году Хафез Асад приказал расстрелять город из орудий, уничтожив 10 из 20 тысяч жителей Хамы. Так он уничтожил в зародыше нарождавшийся там бунт "Братьев-мусульман". Уже в то время правозащитная организация Amnesty International сообщала об использовании отравляющих химических веществ, примененных с целью вынудить жителей покинуть свои дома. Сирийский президент отрицал, мировое общественное мнение осуждало - и все закончилось. Исламисты капитулировали, многих из них выслали из страны, и внешнее спокойствие продолжалось вплоть до нынешнего бунта.

 

Асад-сын пошел по стопам отца: после того как перемирие было нарушено, он попытался сломить сопротивление мятежников любой ценой. Вероятно, он хотел получить такое количество жертв противника, в том числе среди гражданского населения, которое парализовало бы волю к сопротивлению, заместило ее страхом и вынудило их капитулировать. Возможно, он считает, что неслыханная жестокость  - тот фактор, который обеспечит спокойствие в стране. Но сейчас он рискует испытать разочарование от результатов своей выходки.

 

Нельзя точно оценить оставшийся в руках Асада арсенал химического оружия. Современная разведка может определить, откуда взлетали самолеты, бомбившие Идлиб, и сколько волн атаки было проведено. Технически западные разведки могут даже указать число пилотов и на каком языке они переговаривались. Но также очевидно, что не все члены Совета Безопасности ООН хотят это знать.

 

На языке дипломатов это называется излишней информацией. То есть способной нанести ущерб своему обладателю. Имеется в виду ситуация с Бараком Обамой, которого доступная ему информация подталкивала к активным действиям. Но экс-президента США хватило только на угрозы: действия, которые он обещал предпринять, так и остались на словах. А на сирийском театре уже вовсю действовал Путин, которому удалось перехватить инициативу во время предыдущего "химического кризиса" в этой стране.

 

Владимир Путин. Фото: AP
Владимир Путин. Фото: AP

 

Еще один из примеров такой излишней информации - попавший в интернет видеоматериал, на котором запечатлены совместные учения морских коммандос Израиля и США ("морские львы"). В них отрабатывался захват вражеского корабля. Если присмотреться немного внимательнее, можно увидеть на "вражеском" корабле надписи на русском языке...

 

Неясно, какие объяснения дал Израиль России по этому поводу. Зато другое ясно: это еще один излишний инцидент...

 

Последняя встреча Нетаниягу с Путиным особых успехов не имела. Когда Израиль жалуется на то, что российское оружие попало к террористам (противокорабельные ракеты "Яхонт", по зарубежным источникам), Россия сообщает, что "поражена" и обещает проверить. Последняя по времени воздушная атака израильских ВВС проходила в районе, где располагаются российские штабы и войска. Сирийская пресса подняла крик и обратилась с вопросами к Москве.

 

Судя по всему, в районе Пальмиры Израиль уничтожил оборудование, относящееся не только к Хизбалле. Русские решили, что если они срочно не покажут зубы, пусть даже в дипломатической области, их арабские друзья примут это за слабость. Поэтому русские вызвали израильского посла в Москве и военного атташе на две встречи в МИД, каждый раз - на уровне заместителей министра, занимающихся проблемами Ближнего Востока (у российского министра Лаврова - 11 заместителей). Никто не опубликовал коммюнике. Не случайно: факт проведения встреч позволил сирийскому представителю в ООН объявить, будто русские строго предупредили Израиль, позволив России сохранить лицо. Но на самом деле ничего не изменилось. Израиль может продолжать бомбардировки транспортов в правильной дозировке.

 

Министр обороны Израиля Авигдор Либерман. Фото: Охад Цойгенберг
Министр обороны Израиля Авигдор Либерман. Фото: Охад Цойгенберг

Министр обороны Авигдор Либерман понимает поведение российских властей намного лучше прочих министров и генералов. Поэтому он не тормозит и не откладывает бомбардировки транспортов с оружием Ирана Хизбалле. С его точки зрения, нерешительность Израиля будет понята русскими как слабость. А слабый Израиль будет восприниматься как второстепенный партнер, коему не положено находиться за столом при обсуждении сирийского будущего.

 

Поэтому вновь сообщают о налетах израильских ВВС в глубине сирийской территории и на сирийской стороне Голанских высот. На последнюю атаку русские не отреагировали, возможно, потому, что цели были связаны с палестинскими террористами. Уничтоженный на пути с Голан в Дамаск Ясер аль-Саид хотя и был сирийцем, но работал на террор местного, палестинского разлива и не был никому интересен.

 

Заявление Либермана о том, что Израиль уничтожит сирийские пусковые установки в случае обстрела израильских самолетов, не еще одна угроза, а приказ. Если Иран построит в Латакии морской терминал для приема оружия для Хизбаллы, Израиль атакует его, невзирая на русских.

 

Авигдор Либерман о Сирии, ХАМАСе, России. Видеоинтервью для "Вестей"

 

 

В сокращении. Полный текст публикуется в газете "Вести"