Меню
Комментарий
Бен-Дрор Ямини
Артист на экскурсии: откуда берется мусор в голове у Ричарда Гира и ему подобных?
Правда о Хевроне, которую не рассказывают профессиональным "охотникам за апартеидом"

Ричард Гир. Фото Ави Муалем
Ричард Гир. Фото Ави Муалем

Приветствую вас, Ричард Гир! Недавно вы побывали в Хевроне в сопровождении экскурсоводов из "Шоврим штика". Я догадываюсь, что говорили вам сопровождающие из этой организации, так как вы заявили впоследствии: "Это именно то, что было в южных штатах США в 50-60-е годы! Черные знали, куда им можно ходить, а где появляться нельзя, только если они не желали стать жертвами "суда Линча"!"

 

Я расскажу вам то, о чем ваши "экскурсоводы" умолчали. Хеврон - священный для евреев город, второй после Иерусалима, и евреи оставались здесь всегда, в том числе и после захвата его арабами в VII веке.

 

Евреи жили здесь в унизительном статусе "зимми", предназначенном для иноверцев. В XVI веке арабы запретили евреям появляться в Пещере праотцев, а в 1517 и 1834 годах устраивали им кровавую резню - и это, заметьте, до всякого сионизма и "оккупации".

 

В 1929 году в Хевроне произошел кровавый погром, в котором погибли 59 евреев, а остальные вынуждены были бежать из города, бросив имущество и недвижимость, которые тут же были присвоены арабами.

 

После Шестидневной войны правительство Израиля решило восстановить еврейское присутствие в Хевроне. И тогда, и сейчас этот вопрос вызывает споры в обществе, и я лично не отношусь к тем, кто эту идею считает удачной.

 

Но еврейский ишув в Хевроне возник - на 10 (десяти) процентах городской территории. Фактически же лишь на 3 (трех) процентах, так как евреям запрещено появляться в нескольких районах и на улицах, формально контролируемых Израилем.

 

С 1998 года, согласно приложению к "соглашениям Осло", подписанным тогдашним главой правительства Биньямином Нетаниягу и главой Палестинской администрации Ясером Арафатом, 80 процентов территории Хеврона (H1) контролируются ПА, а 20 (H2) - Израилем.

 

Дома, в которых живут еврейские поселенцы, это ничтожно малая часть той недвижимости, которая принадлежала евреям и была присвоена арабами после погрома 1929 года, но, полагаю, при окончательном урегулировании с этим придется смириться. А пока урегулирования нет и в помине, два части еврейского ишува соединяет улица Шуада - самая знаменитая хевронская улица в мире.

 

Сюда каждую неделю слетаются "охотники за апартеидом" и "профессиональные борцы за права человека". "Экскурсоводы" вроде "Шоврим штика" расскажут им, что на этой улице ограничено движение арабских жителей Хеврона. Свободно могут передвигаться только жители окрестных домов. При этом никто не расскажет им о хевронских гнездах террора, на счету которых десятки убитых и раненых израильтян, и о том, что большинство его жителей открыто поддерживают джихадистско-антисемитскую группировку ХАМАС.

 

Не рассказывают им и о том, что жителям Хеврона - евреям запрещено появляться на 97 процентах городских улиц, если только, цитируя Гира, "они не желают стать жертвами "суда Линча".

 

Несомненно, права человека важны, и важно дать палестинцам самоуправление и максимум свобод. Проблема в том, что сами они не особо заинтересованы
в этом. Иначе их избранное руководство не уходило бы раз за разом "в отказ". И когда получало щедрые предложения Клинтона, Обамы и Керри, и когда два бывших премьер-министра Израиля готовы были отказаться от Иерусалима и подавляющего большинства поселенческих анклавов. Им не нужно государство рядом с Израилем, они хотят государство на месте Израиля.

 

Поэтому людям, подобным Ричарду Гиру, из лучших побуждений занимающих однозначную позицию, не зная не только всей правды, но даже малой толики фактов, стоило бы прежде ознакомиться с проблемой и хоть немного углубиться в материал. Тогда их слова звучали бы весомее.

 

Перевод: Виктор Кленов