Меню
Комментарий
Дов Конторер
Кризис на фоне Гостелерадио: избыточная бестолковая активность
Политический обозреватель "Вестей" Дов Конторер анализирует ситуацию

Биньямин Нетаниягу отправился в Пекин, оставив за собой в Иерусалиме взведенный им механизм политической бомбы: если министр финансов Моше Кахлон не уступит ему в вопросе о Корпорации общественного вещания, он, Нетаниягу, пойдет на развал коалиции и объявление досрочных выборов в кнессет

 

Заявление главы правительства, прозвучавшее в ходе созванной им в субботу (!) встречи с министрами Ликуда, стало оглушительным сюрпризом
для всех. Буквально за сутки до этого Нетаниягу сообщил, что разногласия с министром Кахлоном благополучно преодолены, в вопросе о смене структур общественного вещания найдена формула компромисса, и тут - ни мало ни много - досрочные выборы. Лидер Кулану нарушает коалиционную дисциплину, многие сотни работников Управления телерадиовещания попусту обрекаются на увольнение, работать в таких условиях невозможно, развод и девичья фамилия.

 

Отношение Нетаниягу к средствам массовой информации часто называют обсессивным, но сказать, что оно не имеет реальных причин, все же нельзя. Большинство израильских СМИ честно заработали недоверие и враждебность премьер-министра. Это как раз тот случай, к которому относится выражение "то, что вы - параноик, не значит, что за вами не следят". 

Биньямин Нетаниягу. Фото: А. Коломойски
Биньямин Нетаниягу. Фото: А. Коломойски
 

Про Нетаниягу рассказывают, что в некоторой ситуации он заявил, что скорее откажется от поста премьер-министра, чем от портфеля министра связи. С этим портфелем Нетаниягу все же пришлось расстаться на фоне расследования по "делу 2000", вынужденно отказавшись от министерства связи в пользу Цахи Ханегби, Нетаниягу добился того, чтобы назначенный им генеральный директор данного ведомства Шломо Филбер остался на своем посту при новом министре. От участия в решении важнейших вопросов, связанных с государственной регуляцией в сфере телекоммуникаций, Нетаниягу явно не отказался.

 

Но беда в том, что, многократно высветив свой интерес к проблематике информационного поля и заработав на этом кучу болячек (вплоть до все еще не нулевой вероятности оказаться перед судом по результатам "дела 2000"), Нетаниягу так и не добился на этом поле сколько-нибудь убедительных достижений.

 

Главным информационным активом Биньямина Нетаниягу остается газета "Исраэль ха-йом", стабильно демонстрирующая лояльность по отношению к нему лично. Другие правые СМИ, включая газету "Макор ришон" и сайт NRG, принадлежащие с 2014 года тому же владельцу, относятся к премьер-министру достаточно сдержанно и во многих случаях критично. Наряду с профессиональными принципами они руководствуются в своей редакционной политике идеологией национального лагеря, и если завтра Нетаниягу предпримет шаги вразрез с этой идеологией, большинство журналистов "Макор ришон" и NRG окажутся в оппозиции к нему, даже если это приведет их к острому конфликту с Шелдоном Адельсоном. В то же время про "Исраэль ха-йом" можно с большой долей уверенности сказать, что эта газета найдет свое место в новом форватере премьер-министра, куда бы тот ни свернул. Тем большим оказалось удивление израильской публики, когда ей стало известно, что это издание могло оказаться разменной монетой в руках Нетаниягу.

 

В апреле 2012 года компания "Безек" купила новостной сайт Walla, созданный в середине девяностых годов как каталог сетевых ресурсов на иврите и побывавший с тех пор в собственности нескольких владельцев, одним из которых была принадлежащая издательской группе "Гаарец" компания IOL. Главным редактором сайта стал тележурналист Инон Магаль, при котором Walla вырулил вправо, и это имело положительное значение в свете явного дисбаланса на израильском рынке СМИ.

 

Дальнейшее известно: незадолго до выборов в кнессет XX созыва Нафтали Беннет предложил популярному редактору реальное место в списке кандидатов Еврейского дома, Магаль принял его предложение и единственный из журналистов, прошедших в кнессет по результатам выборов 2015 года, дал повод говорить о себе как о серьезном и перспективном политике. Увы, его парламентской карьере вскоре положили конец опубликованные в фейсбуке пóсты журналисток Рахель Ротнер и Ор Шукрун: одной из них Магаль отвесил порцию склизких комплиментов на прощальной вечеринке работников Walla, другую прихватил за...

 

В таком поведении не было ничего исключительного по меркам социальной среды, в которой жил и работал Инон Магаль, но как представитель партии, декларирующей свою верность еврейской традиции и уделяющей немало внимания защите семейных ценностей, он выглядел бы в дальнейшем нелепо. В отличие от многих израильских политиков, актеров, военных и пр., которые оказывались в аналогичном положении до него, Магаль не юлил и не врал. Он извинился перед Ротнер и Шукрун, как только те заявили, что считают себя пострадавшими от его поведения, и сообщил о своем уходе из кнессета. Начатое полицией расследование выдвинутых против него обвинений завершилось закономерным результатом: дело было закрыто за отсутствием состава преступления в совершенных им действиях.

 

Что же до сайта Walla, то он вернулся в мейнстрим израильских СМИ уже вскоре после того, как Инон Магаль ушел с поста его главного редактора. Параллельно с этим дружеские отношения Биньямина Нетаниягу с владельцем компании "Безек" Шаулем Эловичем стали поводом для требований запретить премьер-министру участие в решении вопросов, связанных с деловыми интересами Эловича, и по следам многочисленных публикаций на данную тему юридический советник правительства Авихай Мандельблит действительно вынес в мае 2016 года такое решение. В итоге Биньямин Нетаниягу лишился и корректного по отношению к нему сетевого издания, и возможности опереться на поддержку владельца "Безека" в других информационных проектах.

 

Здесь уместно спросить, почему поведение коллег Инона Магаля с его уходом из Walla стало наглядной иллюстрацией к поговорке "Кот из дома - мыши в пляс". И если бы критерием при этом была их реальная приверженность определенным ценностям или, скажем так, политическим принципам, сайт Walla не изменился бы столь существенным образом с уходом Магаля. Но дело-то как раз в том, что состав его работников был отражением того, что в Израиле часто определяют словосочетанием "тель-авивская бранжа", и когда сильный редактор ушел, они сразу же дали волю своим изначальным пристрастиям.

 

Но из этого неизбежно вытекает следующий вопрос: если Биньямин Нетаниягу в самом деле имел влияние на решения Шауля Эловича, почему он не проявил интереса к тому, чтобы принадлежащий последнему сайт превратился в условный аналог "Макор ришон"? Ответ, кажется, очевиден: потому что Нетаниягу не нужен аналог издания, твердо стоящего на определенных политических позициях и судящего с этих позиций деятельность любого лица, включая премьер-министра. Сегодня у Нетаниягу нет принципиальных разногласий с таким изданием, а завтра, сверни он влево, таковые немедленно возникнут. Намного проще иметь дело с "обычным" информационным ресурсом, если над ним осуществляется редакторская опека в нужном главе правительства духе. Но редактор сменился, и Нетаниягу остался у разбитого корыта.

 

Вернемся теперь к вопросу о Корпорации общественного вещания, ставшему поводом для острых разногласий между главой правительства и лидером партии Кулану, возглавляющим министерство финансов. Закон, предусматривающий закрытие Управления телерадиовещания и создание вместо него Корпорации общественного вещания, был принят кнессетом 29 июля 2014 года при активной поддержке самого Биньямина Нетаниягу. К ликвидации управления было множество объективных предпосылок, связанных, в первую очередь, с закрепившейся в этом ведомстве системой трудовых отношений, следствием которой была легендарно высокая стоимость его журналистского продукта, но для главы правительства главным было то, что оно видел в управлении политически ангажированную структуру и страдал от критики ее звеньев, каковыми являются Первый канал израильского ТВ, радиостанция "Коль Исраэль" и пр. Степень правительственного контроля над управлением казалась Нетаниягу совершенно недостаточной, и он хотел заменить его другой институцией, более эффективной финансово и менее критичной по отношению к нему. Хотел так сильно, что провел закон, создающий корпорацию, которая будет еще в меньшей степени подконтрольна правительству.

 

Осознав свою ошибку уже после того, как в создание корпорации были вложены огромные средства, Нетаниягу решил открутить назад: упразднить корпорацию и сохранить, после надлежащей реформы, Управление телерадиовещания. Этот замысел столкнулся с большими трудностями - в частности, потому, что министр финансов имеет право вето при решении вопросов, связанных с увеличением бюджетных расходов государства. Последовал конфликт, завершившийся на прошлой неделе компромиссным решением, однако буквально сутки спустя Нетаниягу заключил, что достигнутая с Кахлоном договоренность его не устраивает. Министр финансов должен принять его точку зрения, а если нет, Нетаниягу будет готов бороться за нужный ему результат, даже если это потребует объявления досрочных выборов.

 

Дело, однако, в том, что досрочные выборы в данном случае ничего не решают: дата выхода новой структуры в эфир назначена на 30 апреля, и одним только фактом развала правящей коалиции ее не отменишь. Это заставило многих предположить, что истинная причина неожиданной заинтересованности премьер-министра в досрочных выборах имеет совершенно иную природу. Например, желание Нетаниягу начать избирательную кампанию до того, как полиция выступит с нежелательными для него рекомендациями по результатам одного из ведущихся ныне расследований.

 

На этих страницах не раз отмечалось, что решение привлечь премьер-министра к суду не станет достаточным юридическим основанием для его смещения, но политику, в отношении которого такое решение принято, трудно предъявить себя избирателям, и не исключено, что именно в этом пункте у БАГАЦа появляется возможность вмешательства в политический процесс. Но когда избирательная кампания уже началась, предъявление обвинений одному из партийных лидеров не может ее прервать без того, чтобы Следственное управление полиции навлекло на себя подозрения в злонамеренных действиях.

 

Моше Кахлон. Фото: М. Кимхи
Моше Кахлон. Фото: М. Кимхи

Даже если эта гипотеза не высказывалась вслух ни одним из партнеров Нетаниягу, премьер-министр и в далеком Пекине узнал, что его ультиматум Кахлону не встретил поддержки в правящей коалиции. Против проведения новых парламентских выборов всего через два года после предыдущих высказались лидеры всех коалиционных фракций и примерно пятнадцать министров и депутатов кнессета от Ликуда. Еще десяток ликудовских министров и депутатов хранят молчание, и только пятеро поддержали Нетаниягу публично.

 

При таком раскладе было недалеко до того, чтобы подозрения относительно истинных мотивов Нетаниягу стали высказываться не только публицистами, но и товарищами премьер-министра по партии. Запущенный им пробный шар лопнул в плотных слоях политической атмосферы, и ко времени возвращения Нетаниягу из Поднебесной стало казаться, что он склоняется к компромиссу с Кахлоном, конкретные параметры которого станут известны в самом ближайшем будущем.

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Кризис на фоне Гостелерадио: избыточная бестолковая активность"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий