Меню
Интервью
Юлий Ким. Фото из личного архива
Юлий Ким: "Мне интересно жить в Израиле". Интервью
Их мало, их, кажется, пятеро, чьи профили запечатлела русская "струнная поэзия" ХХ века. Высоцкий, Галич, Окуджава, Визбор, Ким

Юлий Ким. Фото из личного архива
Юлий Ким. Фото из личного архива
 

 

Юлий Ким - учитель по диплому и творческой судьбе. Уроки его сродни заповедям: честь, разум, совесть - этакая аббревиатура ЧЕРС, природно свойственная Юлию Черсановичу. Поговорим наскоро с неизменным "декабристом" (по дню рождения и вольнодумству). Заполним своеобразную анкету Кима.

 

- Юлий Черсанович, радует и впечатляет ваша творческая активность: вы не только сотворяете новое, но и весьма часто выступаете по городам и весям. Вам важно видеть читателей-слушателей вживую?

 

- Живой контакт с залом доставляет удовольствие, вдохновляет на импровизацию. А когда взаимопонимание достигает ста процентов - это счастье.

 

- Как возник поэт и бард Ким? В начале было слово (знак) или музыка (звук)? Кто оказал на вас влияние - дал "первотолчок"?

 

- Я из тех бардов, у которых стихи и музыка начинались одновременно. "Первотолчок" дал мне мой "Поющий институт" с Визбором во главе.

 

- В ваших текстах часто ночует и днюет стилизация, изысканная частушечность, стихотворный фельетон ("музыкальное Зубило"). Это происходит осознанно или такой дар дан?

 

- Конечно, осознанно. Люблю пошутить - в меру отпущенного дара.

 

Юлий Ким. Фото из личного архива
Юлий Ким. Фото из личного архива

- Многие песни ваши - маленькие спектакли. А когда-то вы даже исполнили главную роль в своей пьесе "Ной и его сыновья". Вам вообще близка театральность, вы так видите мир?

 

- Песня привела меня к театру, а там и к драматургии как виду искусства, отражающему драматургию жизни. "Весь мир - театр", как известно.

 

- Между волей (извечная тоска Высоцкого) и представлением вы выбирали второе? Ирония заглушала лирику? Ведь даже знаменитую песню "Губы окаянные" вы называете шуточной…

 

- Анатоль Франс призывал взирать на людей с иронией, состраданием и любовью. Так что одно другому не мешает. Вопрос о выборе между волей и представлением я не понял.

 

- По материнской линии вы по происхождению из духовенства, из семьи православных священников. А как вы сами относитесь к религии? Вы - человек разумный верующий?

 

- Агностик я.

 

- Вы - русский интеллигент, живущий в Иерусалиме, среди евреев, в среде субботы. Израильская культура оказывает на вас какое-то влияние?

 

- Израильская культура мне очень интересна, и я пытаюсь взаимодействовать с ней, что выразилось в нескольких моих сочинениях.

 

- Свою первую политическую песню вы написали 9 марта 1963 года - послание к десятилетию, получается, смерти Сталина, отца родного "права переписки". А нынче вы творчески политизированы?

 

- Песня "Весенняя вода" вдохновлена встречей Хрущева с творческой интеллигенцией 8 марта 1963 года. Это был грубый разнос, над которым
я и посмеялся. Сейчас тоже есть над чем посмеяться, что я и проделываю, впрочем редко. Политика - не самая главная тема для меня.

 

- Что вам помогало не сдаваться под "давлением" (если пользоваться термином Стругацких из "За миллиард лет до конца света")? Псевдоним Юлий Михайлов вряд ли спасал в тяжелые годы. Вы ведь и в спасительный материально Союз писателей вступили лишь в 1991 году, когда как раз все блага кончились?

 

 

- "Давления" практически не было. Я ведь работал с театром и кино, где охотно и весело сотрудничал с редакторами над проходимостью текстов. Псевдоним был обязательным и легким условием для легальной работы. Вступление в СП давало некоторые льготы - путевка в Переделкино, хорошее медобслуживание, - вот я и вступил.

 

- Когда читаешь прозу, скажем, Окуджавы или Высоцкого (не будем о грустном), их голоса все глуше, глуше, почти не слышны. А вот в прозе поэта Кима, нам кажется, несмолкаемо звенит знакомая ирония?

 

- Это не вопрос, а утверждение. Согласен со второй половиной.

 

- Вам понравилась аксеновская сага о шестидесятниках "Таинственная страсть" и ее сериальный лубок? Не так все это было?

 

- Это, конечно, поверхностный рассказ о шестидесятниках, а в кино еще и легковесный. Но уж хоть такой. А работа Янковского и Хаматовой - блеск!

 

- Вы пишете мемуары - единый том о людях и годах, о жизни и судьбе?

 

- У меня просто серия мемуарных очерков, которую я пополняю время от времени.

 

- Вы часто бываете в России. Как, по-вашему, сегодняшнему молодому поколению нужны стихи, авторская песня? Или в основе все пересылают веселые картинки, эволюционируя, как в "Мурзилке"?

 

- Нынешняя молодежь разная. Бардовская песня собирает огромную аудиторию (до 400 фестивалей в год). Джазовые и рок-фестивали тоже не пустуют. Вот с гражданской поэзией неважно: один только Дима Быков царствует на этом поле. Зато народ на него ходит, и еще как!

 

- Как вы относитесь к русскоязычной письменности эмигрантов вообще и израильтян в частности? Чай, трудно вдали от метрополии, от толп носителей языка в подземных переходах?

 

- С помощью самолетов и интернета нынешний пишущий эмигрант полностью погружен в живое море современной русской речи.

 

- Вам не интересно написать что-либо для израильской сцены - ну, например, совместно с замечательным композитором Александром Журбиным? Вас не ждут, скажем, в здешнем "Гешере" - ваш дивный русский там лишний?

 

- Мы с "Гешером" прекрасно относимся друг к другу, но я пока ему не пригодился, хотя и пытался.

 

- И напослед, пожалуйста, пожелайте что-нибудь вашим почитателям и всем-всем-всем…

 

- Ад меа ве-эсрим, дорогие мои!

 

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Юлий Ким: "Мне интересно жить в Израиле". Интервью"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий